Что Делать При Отказе В Возбуждении Уголовного Дела?

Что Делать При Отказе В Возбуждении Уголовного Дела
4.1 ОБЖАЛУЕМ ОТКАЗ В ВОЗБУЖДЕНИИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА РУКОВОДИТЕЛЮ СЛЕДСТВЕННОГО ОРГАНА/НАЧАЛЬНИКУ ОТДЕЛА ПОЛИЦИИ — Закон предусматривает за вами право обратиться с соответствующей жалобой к руководителю следственного органа (ч.5 ст.148 УПК РФ). Иными словами, такая жалоба подается в канцелярию следственного органа.

  • Если решение об отказе в возбуждении уголовного дела принял следователь Следственного комитета, то жалобу надо подать в канцелярию отдела СКР.
  • Если следователь следственного управления отдела полиции — то непосредственно в сам отдел полиции (канцелярию).
  • Если отказ в возбуждении уголовного дела был вынесен участковым или дознавателем отдела полиции, его необходимо обжаловать руководителю (начальнику) соответствующего районного отдела полиции (в канцелярию отдела полиции).

Важно: в дежурной части (в отличие от заявления о преступлении) такую жалобу принимать не обязаны. Срок рассмотрения — в течение 3 суток со дня получения жалобы руководителем следственного органа (начальником отдела полиции). В исключительных случаях допускается рассмотрение жалобы в срок до 10 суток с обязательным извещением заявителя о возникшей необходимости продления срока рассмотрения жалобы (ст.124 УПК РФ).
Читать в источнике

Кто может отменить постановление об отказе в возбуждении уголовного дела?

Статья 148 УПК РФ. Отказ в возбуждении уголовного дела 1. При отсутствии основания для возбуждения уголовного дела руководитель следственного органа, следователь, орган дознания или дознаватель выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

  • Отказ в возбуждении уголовного дела по основанию, предусмотренному пунктом 2 части первой статьи 24 настоящего Кодекса, допускается лишь в отношении конкретного лица.1.1.
  • Решение об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с мотивированным постановлением прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного следствия для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства, вынесенное на основании пункта 2 части второй статьи 37 настоящего Кодекса, может быть принято только с согласия руководителя следственного органа.2.

При вынесении постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по результатам проверки сообщения о преступлении, связанного с подозрением в его совершении конкретного лица или лиц, руководитель следственного органа, следователь, орган дознания обязаны рассмотреть вопрос о возбуждении уголовного дела за заведомо ложный донос в отношении лица, заявившего или распространившего ложное сообщение о преступлении.3.

Информация об отказе в возбуждении уголовного дела по результатам проверки сообщения о преступлении, распространенного средством массовой информации, подлежит обязательному опубликованию.4. Копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в течение 24 часов с момента его вынесения направляется заявителю и прокурору.

При этом заявителю разъясняются его право обжаловать данное постановление и порядок обжалования.4.1. По уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьями 198 — 199.4 Уголовного кодекса Российской Федерации, копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в течение 24 часов с момента его вынесения направляется в налоговый орган или территориальный орган страховщика, направившие в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах и (или) законодательством Российской Федерации об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний материалы для принятия решения о возбуждении уголовного дела.5.

  1. Отказ в возбуждении уголовного дела может быть обжалован прокурору, руководителю следственного органа или в суд в порядке, установленном статьями 124 и 125 настоящего Кодекса.6.
  2. Признав постановление органа дознания, дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, прокурор отменяет его и направляет соответствующее постановление начальнику органа дознания со своими указаниями, устанавливая срок их исполнения.

Признав отказ руководителя следственного органа, следователя в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, прокурор в срок не позднее 5 суток с момента получения материалов проверки сообщения о преступлении отменяет постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, о чем выносит мотивированное постановление с изложением конкретных обстоятельств, подлежащих дополнительной проверке, которое вместе с указанными материалами незамедлительно направляет руководителю следственного органа.

Признав отказ руководителя следственного органа, следователя в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, соответствующий руководитель следственного органа отменяет его и возбуждает уголовное дело либо направляет материалы для дополнительной проверки со своими указаниями, устанавливая срок их исполнения.7.

Признав отказ в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, судья выносит соответствующее постановление, направляет его для исполнения руководителю следственного органа или начальнику органа дознания и уведомляет об этом заявителя.1. Отказ в возбуждении дела — это итоговое решение стадии возбуждения дела, которым завершается уголовное судопроизводство в целом.

  1. В связи с этим отказ в возбуждении дела является основным уголовно-процессуальным решением, окончательно разрешающим уголовное дело (материал).
  2. Постановление об отказе в возбуждении дела имеет преклюзивное значение (от лат.
  3. Praeclusio — закрывание) — оно является основанием для прекращения будущего уголовного преследования в отношении конкретных лиц по тому же самому подозрению (п.5 ч.1 ст.27 УПК).2.

Часть 1 комментируемой статьи связывает отказ в возбуждении дела с отсутствием оснований для его возбуждения. Эта норма нуждается в ограничительном толковании. Основанием для отказа в возбуждении уголовного дела как для основного процессуального решения является одно из обстоятельств, указанных в ст.24 УПК, достоверно установленное с помощью уголовно-процессуальных доказательств.

  1. Об основаниях для отказа в возбуждении дела см. коммент. к ст.24.
  2. Отсутствие достаточных данных о признаках преступления не освобождает органы уголовного преследования от принятия мер по установлению события преступления и изобличению виновных.
  3. Если по истечении срока предварительной проверки сообщения о преступлении осталось неясным, было ли совершено преступление, то уголовное дело должно быть возбуждено для расследования предполагаемого события.

В отличие от оснований для отказа в возбуждении дела основания для возбуждения дела имеют вероятный характер. См. коммент. к ч.2 ст.140. Проявлением правила о необходимости достоверного установления оснований для отказа в возбуждении уголовного дела является требование ч.1 ст.148 выявить конкретное лицо, совершившее деяние, чтобы отказать в возбуждении дела в связи с отсутствием в деянии признаков преступления (п.2 ч.1 ст.24 УПК).

Видимо, законодатель полагал, что достоверное установление оснований для отказа в возбуждении дела обеспечивает права пострадавшего (которому легче обратиться в суд для возмещения ущерба в порядке гражданского судопроизводства). Однако на практике это порождает проблемы и иногда приводит к обратному эффекту.

Требование установления лиц, совершивших деяние, оказывается чрезмерным, например при малозначительности (ч.2 ст.14 УК), когда очевидно отсутствие состава в деянии, т.е. и без лица. Обязав органы уголовного преследования устанавливать всех правонарушителей, тем самым их обрекли на невозможное.

В результате правоприменители пытаются обойти заоблачную норму закона, используя два незаконных способа: либо отказывают в приеме заявления о преступлении, либо отказывают в возбуждении дела за отсутствием события преступления (якобы событие было, но событие не преступления, а другого неопасного деяния — правонарушения).

В действительности деяние без общественной опасности (малозначительность) — это отсутствие элемента объективной стороны состава преступления, т.е. классический пример деяния, которое не содержит признаков состава преступления. Иной подход приводит к логическому противоречию: если лицо не установлено, то отсутствует событие, а если установлено, то состав преступления.

  • Необоснованный отказ в возбуждении дела за отсутствием события еще более нарушает права пострадавшего, так как создает препятствия для последующего административного и гражданско-процессуального производства.
  • Наименее ущербный выход из указанной проблемы находят те следователи и дознаватели, которые в постановлении об отказе в возбуждении дела просто не ссылаются на отсутствие состава преступления, указывая материально-правовое основание — малозначительность деяния (ч.2 ст.14 УК).

Для отказа в возбуждении дела в связи с отсутствием состава преступления необходимо точно указать, какого именно преступления со ссылкой на соответствующий пункт, часть, статью УК.3. С учетом официального толкования Конституции РФ (ст. ст.45, 46), данного КС РФ (Постановление КС РФ от 29 апреля 1998 г.

  1. N 13-П; Определение КС РФ от 6 июля 2000 г.
  2. N 191-О; Постановление КС РФ от 18 февраля 2000 г.
  3. N 3-П), все заинтересованные лица (чьи права затрагиваются постановлением об отказе в возбуждении дела) имеют право знакомиться с этим постановлением и материалами предварительной проверки.
  4. Поэтому копия постановления должна быть направлена пострадавшему, даже если он не является заявителем (п.13 ч.2 ст.42 УПК); лицу, в отношение которого было подано заявление; лицу, в отношении которого в постановлении сделаны неблагоприятные для него выводы (например, виновность в административном правонарушении).4.

Кодекс предусматривает две процедуры отмены решения об отказе в возбуждении дела: 1) постановление следователя отменяется руководителем СО как по собственной инициативе (п.2 ч.1 ст.39), так и по результатам рассмотрения представления прокурора (ч.6 ст.148), жалобы заинтересованного лица (ст.124), судебного решения (ст.125).

Отменяя постановление об отказе в возбуждении дела, руководитель СО вправе лично возбудить дело, если примет его к своему производству; 2) постановление дознавателя, органа дознания отменяется прокурором по собственной инициативе (п.6 ч.2 ст.37; ч.6 ст.148), либо по результатам рассмотрения жалобы (ст.124), либо по ходатайству начальника подразделения дознания (п.4 ч.1 ст.40).

При этом прокурор (по ФЗ от 5 июня 2007 г. N 87-ФЗ) не вправе лично возбудить уголовное дело, а должен со своими указаниями направить соответствующие материалы начальнику органа дознания, устанавливая конкретный срок проведения дополнительной проверки с учетом объема производства необходимых проверочных действий (п.5 Приказа Генерального прокурора РФ от 6 сентября 2007 г.

  • N 137 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов дознания»).
  • При этом закон не определяет максимальную продолжительность проверки сообщений о преступлениях после отмены постановления об отказе в возбуждении дела.
  • Установление такого срока отнесено к дискреционным полномочиям руководителя СО или прокурора.

Представляется, что проверка сообщений о преступлениях не может подменять собой предварительное расследование, поэтому ее срок должен быть меньше, чем срок ординарного дознания — сокращенной формы расследования (30 суток).5. О рассмотрении судом жалобы на отказ в возбуждении дела см.

коммент. к ст.125. Часть 7 комментируемой статьи в ред. ФЗ от 5 июня 2007 г. N 87-ФЗ устанавливает излишне громоздкую процедуру отмены постановления дознавателя, органа дознания об отказе в возбуждении дела по решению суда, которое направляется начальнику органа дознания. Отменить данное постановление уполномочен только прокурор (п.6 ч.2 ст.37), а не начальник органа дознания или руководитель подразделения дознания.

Последний вправе лишь вносить прокурору ходатайство об отмене незаконных или необоснованных постановлений дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела (п.4 ч.1 ст.40.1). Учитывая, что во многих органах дознания вообще нет специализированных подразделений дознания и их руководителей (см.
Читать в источнике

Что означает отказ в возбуждении уголовного дела?

Здравствуйте, что означат отказ от уголовного дела? Адвокат Лебедев З.С. Добрый день! Согласно ст.24 Уголовно-процессуального кодекса, уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению по следующим основаниям: 1) отсутствие события преступления; 2) отсутствие в деянии состава преступления; О выявлении конституционно-правового смысла п.3 ч.1 ст.24 см.

Постановление КС РФ от 02.03.2017 N 4-П.3) истечение сроков давности уголовного преследования; 4) смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего; 5) отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса; 6) отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в пунктах 2 и 2.1 части первой статьи 448 настоящего Кодекса, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда Российской Федерации, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в пунктах 1 и 3 — 5 части первой статьи 448 настоящего Кодекса.

Уголовное дело подлежит прекращению по основанию, предусмотренному пунктом 2 части первой настоящей статьи, в случае, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым уголовным законом. Прекращение уголовного дела влечет за собой одновременно прекращение уголовного преследования.

  1. Уголовное дело подлежит прекращению в случае прекращения уголовного преследования в отношении всех подозреваемых или обвиняемых, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 1 части первой статьи 27 настоящего Кодекса.
  2. Таким образом, отказ от возбуждения уголовного дела — процессуальное действие, означающее отказ в начале процедуры расследования уголовного дела при наличии определенный оснований.

С уважением, адвокат Захар Лебедев, партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры».
Читать в источнике

Кем принимается решение об отказе в возбуждении уголовного дела?

1. При отсутствии основания для возбуждения уголовного дела руководитель следственного органа, следователь, орган дознания или дознаватель выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.
Читать в источнике

Какие основания для отказа в возбуждении уголовного дела?

Основания для отказа в возбуждении уголовного дела — В соответствии со статьей 24 УПК РФ в возбуждении уголовного дела может быть отказано (либо уголовное дело может быть прекращено) на основании:

  • отсутствия события преступления;
  • отсутствия состава преступления;
  • истечения сроков исковой давности;
  • смерти обвиняемого или подозреваемого лица;
  • отсутствия заявления потерпевшего, в случае если уголовное дело может быть возбуждено только по его заявлению;
  • отсутствия заключения судебного органа о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, которые перечислены в пп.2 и 2.1 части 1 статьи 448 УПК РФ, либо согласия Государственной Думы РФ, Совета Федерации, Конституционного суда РФ на возбуждение дела или привлечения в качестве обвиняемого одного из лиц, перечисленных в пп.1, 3-5 части 1 статьи 448 УПК РФ.

Рассмотрим каждое основание более подробно.
Читать в источнике

Что делать если отказали в полиции?

ВАМ необходимо подать заявление на имя руководителя того следственного органа, следователь (дознаватель) которого вынес постановление об отказе. В нем укажите следующее:Ваше процессуальное положение (заявитель, лицо, в отношении которого проводилась проверка и так далее).
Читать в источнике

Можно ли повторно возбудить уголовное дело?

Защищая права и интересы моего доверителя – потерпевшего от мошеннических действий в сфере предпринимательской деятельности, мне пришлось на примере конкретного уголовного дела рассмотреть вопрос о применении в России общепризнанного международного правового принципа «non bis in idem» (не дважды за одно и то же) и других норм права, в которых закреплены аналогичные нормы.

Этот правовой принцип является важной составляющей в защите прав человека и распространяется на уголовные преступления (а также на правонарушения, которые могут быть приравнены к уголовным преступлениям в зависимости от совершенного деяния и применяемого наказания – см. ниже практику Европейского Суда по правам человека ).

Правовой принцип «non bis in idem» используется в качестве защиты лицом, в отношении которого велось уголовное преследование (первичное) и это лицо было окончательно осуждено или оправдано, а его пытаются повторно (вторично) по этому же делу: — преследовать (путем ведения повторного расследования уголовного дела) и/или — судить и наказать.

Например, следователь (дознаватель) возбудил уголовное дело в отношении лица (подозреваемого, обвиняемого) и от имени государства стал осуществлять уголовное преследование. Если следователь (дознаватель) или суд, в соответствии с УПК РФ, прекратят возбужденное уголовное дело и уголовное преследование лица, то повторно нельзя возбуждать уголовное дело, осуществлять уголовное преследование этого лица, вновь судить это же лицо по этому же уголовному делу.

Примечание: Запрет на повторное уголовное преследование не препятствует пересмотру (повторному рассмотрению) дела в соответствии с законом и уголовно-процессуальными нормами государства по новым или вновь открывшимся фактам (обстоятельствам). В предлагаемом Вашему вниманию деле мне, как адвокату, пришлось, отстаивая интересы моего доверителя – потерпевшего, не защищать осужденного, применяя правовой принцип «non bis in idem», а напротив, доказывать, что указанный правовой принцип в сложившихся обстоятельствах не применим (не было повторного уголовного преследования).

На практике возникает ряд вопросов, связанных с правильным применением указанного правового принципа. Хочу изложить по этим вопросам свое мнение.1. Обстоятельства дела. Весной 2013 года потерпевший обратился в правоохранительные органы с заявлением о преступлении: хищении денежных средств, полученных контрагентом (акционерным обществом) для закупки товара по договору комиссии.

Потерпевший указал: денежные средства, полученные от него, генеральный директор акционерного общества частично присвоил, погасив свои (физического лица) кредиты, а частично вывел и обналичил через фирмы-«однодневки». Началась проверка в порядке ст.144 «Порядок рассмотрения сообщения о преступлении» УПК РФ.

Затянулась эта проверка на пять месяцев, с весны до осени 2013 г. Следователь отдела по расследованию преступлений МВД несколько раз выносил постановления об отказе в возбуждении уголовного дела против генерального директора, которые отменялись прокуратурой по жалобам потерпевшего. Потерпевший неоднократно жаловался на нарушение следователем сроков проверки, бездействие следователя (доводы потерпевшего не проверялись; лица, причастные к совершению преступления, не опрашивались; фирмы-однодневки и лица, причастные к их деятельности, не проверялись).

Только осенью 2013 года следователь вынес еще одно, очередное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, в связи с отсутствием в действиях генерального директора общества состава преступления ( ст.145 УПК РФ). В соответствии с гл.16 УПК РФ указанное постановление следователя потерпевший был вправе обжаловать прокурору или в суд.

  1. Потерпевший обжаловал постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела в суд.
  2. И проиграл.
  3. Причем и первую, и апелляционную инстанцию.
  4. Жалоба потерпевшего на постановление следователя была оставлена без удовлетворения.
  5. В следующем, 2014 году потерпевший обратился с жалобой на постановление следователя к надзирающему прокурору.

Прокурор своим постановлением от 2014 г. отменил постановление следователя от 2013 г. об отказе в возбуждении уголовного дела. Вскоре следователь, наконец-то, увидел признаки преступления и основания для возбуждения уголовного дела. Уголовное дело было возбуждено в начале 2014 года.

Генеральному директору предъявили обвинение (он получил статус обвиняемого) и после расследования дело было передано в суд. Приговором районного суда по уголовному делу в 2017 году подсудимый (генеральный директор общества) был признан виновным в мошенничестве, сопряженным с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, совершенном в особо крупном размере, и осужден по ч.3 ст.159.4 УК РФ к наказанию в виде 2-х лет лишения свободы (условно).

Приговор был обжалован в апелляционном порядке адвокатом осужденного, а также адвокатом потерпевшего (как слишком мягкий). По результатам рассмотрения апелляционных жалоб суд апелляционной инстанции постановил: приговор в отношении осужденного генерального директора отменить, производство по делу прекратить на основании п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ в связи с отсутствием в действиях осужденного состава преступления.

Основание судебного акта суда апелляционной инстанции: при уголовном преследовании осужденного генерального директора был нарушен правовой принцип «non bis in idem» (не дважды за одно и то же). На этом этапе потерпевший обратился ко мне с просьбой высказать свое мнение о правовой перспективе обжалования постановления апелляционной инстанции и сформировать правовую позицию для кассационной жалобы.2.

Суд апелляционной инстанции мотивировал свой судебный акт следующим. Примененные судом апелляционной инстанции нормы права и ссылки на судебные акты: — Общепризнанный правовой принцип «non bis in idem» (не дважды за одно и то же); — Ч.1 ст.50 Конституции РФ, согласно которой «никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление».

— П.7 ст.14 Международного пакта о гражданских и политических правах, согласно которому «никто не должен быть вторично судим или наказан за преступление, за которое он уже был окончательно осужден или оправдан в соответствии с законом и уголовно-процессуальным правом каждой страны». — П.1 ст.4 «Право не быть судимым или наказанным дважды» Протокола 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, согласно которому «никто не должен быть повторно судим или наказан в уголовном порядке в рамках юрисдикции одного и того же государства за преступление, за которое уже был оправдан или осужден в соответствии с законом и уголовно-процессуальными нормами этого государства».

— Постановление Конституционного Суда РФ (далее – КС РФ) от 17.07.2002 № 13-П, определение КС РФ от 29.09.2015 № 1975-О, определение от 22.12.2015 № 2871-О в которых КС РФ многократно подчеркивал необходимость обеспечения правового принципа «non bis in idem», который «является конкретизацией общеправового принципа справедливости и направлен на обеспечение правовой безопасности и правовой стабильности».

— Постановление Европейского Суда по правам человека (далее – ЕСПЧ) от 10.02.2009 г. по делу «Сергей Золотухин против Российской Федерации», в котором указано, что отступления от выполнения ст.4 Протокола № 7 Конвенции о защите прав человека и основных свобод на основании положений ст.15 не допускается.

Примечание: см. также решение ЕСПЧ от 03.10.2002 г. по делу «Цигарелла против Италии» (Zigarella – Italy) жалоба № 48154/99; постановление ЕСПЧ от 20.07.2004 г. по делу «Никитин против Российской Федерации» жалоба № 50178/99, на которые суд апелляционной инстанции не сослался.

— Ст.297 УПК РФ «приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым», «если он постановлен в соответствии с требованиями настоящего Кодекса и основан на правильном применении уголовного закона». — П.4 и п.5 ч.1 ст.27 УПК РФ «уголовное преследование в отношении подозреваемого или обвиняемого прекращается по следующим основаниям: наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению»; «наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела».

Апелляционный суд указал, что ст.27 УПК РФ на основании процессуальной аналогии подлежит применению в отношении осужденного генерального директора, когда на досудебном производстве следователь вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Ч.1 ст.392 УПК РФ «вступившие в законную силу приговор, определение, постановление суда обязательны для всех органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации».

— Ч.4 ст.7 УПК РФ «определения суда, постановления судьи, прокурора, следователя, органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения органа дознания, дознавателя должны быть законными, обоснованными и мотивированными». Суд апелляционной инстанции со ссылкой на вышеуказанные нормы права указал, что при наличии по делу постановления районного суда и апелляционного постановления судьи 2013 г.

(суды рассмотрели жалобу потерпевшего на постановление следователя от 2013 г. об отказе в возбуждении уголовного дела и оставили ее без удовлетворения) постановление следователя от 2013 г. об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении генерального директора получило статус окончательного решения компетентного органа, которым с соблюдением процедуры уголовного судопроизводства и норм материального права установлено отсутствие оснований для уголовного преследования данного лица.

По мнению апелляционного суда, надзирающий прокурор при отсутствии правовых оснований (игнорируя общепризнанный принцип международного права «non bis in idem» (не дважды за одно и то же) и состоявшиеся судебные решения по проверке законности постановления следователя от 2013 г.) постановлением 2014 г.

Отменил постановление следователя. Таким образом, прокурор «пересмотрел» состоявшиеся судебные постановления вопреки установленному уголовным судопроизводством порядку, «подменив» вышестоящие судебные инстанции. «Фактически инициировал «повторное» уголовное преследование». Апелляционный суд указал, что «при таких обстоятельствах все дальнейшие процессуальные решения и действия прокурора и следователя, в том числе возбуждение уголовного дела, сбор доказательств вины осужденного в преступлении и сами доказательства не могут быть признаны допустимыми».

«Приговор, постановленный на основе результатов такого предварительного расследования, не может быть признан судом апелляционной инстанции законным, обоснованным и справедливым, соответствующим требованиям ст.297 УПК РФ». «Поэтому приговор подлежит отмене на основании п.2 ст.389.15 УПК РФ, производство по делу прекращению».3.

По мнению автора, судом апелляционной инстанции (отменившим приговор) допущены существенные нарушения норм уголовного и уголовно-процессуального закона.1) Генеральный директор не был дважды (вторично, повторно) судим судом (осужден, наказан) за совершенное преступление, а также не был сначала оправдан судом, а затем осужден судом за одно и то же преступление.

Из буквального толкования общепризнанного правового принципа «non bis in idem» (не дважды за одно и то же), ч.1 ст.50 Конституции РФ, п.7 ст.14 Международного пакта о гражданских и политических правах, п.1 ст.4 Протокола 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, следует, что недопустимо дважды быть судимым судом за одно и то же преступление.

Между тем, генеральный директор был судим судом только один раз (судебное решение – приговор районного суда по уголовному делу). Именно по этому уголовному делу и только в этом деле судом устанавливалось наличие или отсутствие вины осужденного генерального директора в совершении преступления. Что же касается двух других судебных актов, на которые сослался суд апелляционной инстанции (по жалобе потерпевшего на постановление следователя от 2013 г.

об отказе в возбуждении уголовного дела), то по этому делу не осуществлялся суд над генеральным директором. Суды рассматривали жалобу потерпевшего на постановление следователя, т.е. оценивали не действия генерального директора, виновность или невиновность генерального директора, а процессуальное решение совсем другого лица – следователя.

  1. Не является судебным актом в отношении генерального директора и постановление следователя 2013 г.
  2. Об отказе в возбуждении уголовного дела.
  3. Следователь не может судить (он осуществляет досудебное производство) и не является судьей («судья – должностное лицо, уполномоченное осуществлять правосудие» — п.54 ст.5 УПК РФ).

Уголовное дело по существу в отношении генерального директора следователь не рассматривал, решение о его невиновности или виновности и назначении ему наказания или об освобождении его от наказания следователь не принимал, т.к. в соответствии с ч.1 ст.118 Конституции РФ «правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом», согласно ч.1 ст.8 УПК РФ, «правосудие по уголовному делу в Российской Федерации осуществляется только судом».

  1. Исходя из изложенного, судим осужденный генеральный директор был только один раз (приговор районного суда по уголовному делу).2) Неправильное применение судом апелляционной инстанции Постановления ЕСПЧ от 10.02.2009 г.
  2. По делу «Сергей Золотухин против Российской Федерации».
  3. Во-первых, в указанном деле, в отличие от рассматриваемого дела осужденного генерального директора, Золотухин С.

был сначала признан виновным районным судом в совершении административного правонарушения (наказание в виде трех суток административного ареста за хулиганство), а затем было возбуждено уголовное дело и он был заключен под стражу и предан уголовному суду за то же правонарушение (хулиганство, за которое уже был осужден и понес наказание), хотя и был оправдан впоследствии уголовным судом по предъявленному обвинению (ч.2.

  1. Ст.213 УК РФ).
  2. Таким образом, Золотухин С., в отличие от осужденного генерального директора, действительно был судим дважды за одно правонарушение.
  3. Генерального директора суд по уголовному делу дважды не судил.
  4. Во-вторых, в деле генерального директора не было в 2013 г.
  5. «первоначального» уголовного преследования, завершившегося «окончательным» решением (в связи с вынесением постановления следователя от 2013 г.

об отказе в возбуждении уголовного дела и обжаловании потерпевшим указанного постановления следователя в суде первой и апелляционной инстанций), как ошибочно посчитал суд апелляционной инстанции по рассматриваемому делу. «Первоначальное» уголовное дело в 2013 году отсутствует, уголовное дело не было возбуждено в 2013 г., не было производства предварительного следствия (предварительного расследования преступления), не было судебного разбирательства ( п.51 ст.5 УПК РФ), не устанавливались все элементы состава преступления, в том числе вина генерального директора.

  • Следователем в 2013 г.
  • Рассматривалось лишь наличие или отсутствие признаков преступления, совершались процессуальные действия по проверке сообщения о преступлении.
  • Следователь принял не судебное решение, а процессуальное решение ( п.32 УПК РФ).
  • Дело не рассматривалось следователем или судом по существу (см.

понятия «приговор», «суд», «суд первой инстанции», «судебное решение» — ст.5 УПК РФ). Генеральный директор при проведении первоначальных процессуальных действий следователя в 2013 году (проверка заявления о преступлении) не привлекался в качестве подозреваемого ( ст.46 УПК РФ), обвиняемого ( ст.47 УПК РФ), ему не предъявлялось обвинение ( п.22 ст.5 УПК РФ, ст.171 УК РФ).

  • Поэтому не было уголовного преследования генерального директора в 2013 г.
  • П.55 ст.5 УПК РФ – «уголовное преследование — процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления»).
  • Отсутствует в 2013 г.
  • Какое-либо «итоговое судебное решение» — приговор, иное решение суда, вынесенное в ходе судебного разбирательства, которым уголовное дело разрешается по существу ( п.53.2 ст.5 УПК РФ).

Таким образом, суд апелляционной инстанции неправомерно сослался на Постановление ЕСПЧ от 10.02.2009 г. по делу «Сергей Золотухин против Российской Федерации», так как не было уголовного преследования генерального директора в 2013 г., обвинение в 2013 г.

  • Ему не предъявлялось.
  • Правовая позиция ЕСПЧ должна учитываться судом только тогда, когда обстоятельства рассматриваемого им дела являются аналогичными обстоятельствам, ставшими предметом анализа и выводов ЕСПЧ.
  • В деле Золотухина С.
  • А также в иных судебных актах ЕСПЧ) и в деле осужденного генерального директора обстоятельства не являются аналогичными.3) Конституционный Суд РФ ни в одном из своих постановлений (определений) не указывал на возможность применения правового принципа «non bis in idem» (не дважды за одно и то же) так, как ошибочно истолковал и применил его суд апелляционной инстанции.

Поэтому ссылка суда апелляционной инстанции на судебные акты КС РФ не доказывает правомерность следующих выводов суда. а) Суд апелляционной инстанции сделал в своем судебном акте несколько ошибочных выводов, а именно: «По смыслу закона вышеназванный общепризнанный правовой принцип распространяется на все стадии уголовного процесса».

Читайте также:  Сколько Надо Оплатить Госпошлину В Суд?

«Если в возбуждении уголовного дела было отказано, то всякое дальнейшее (повторное) преследование и назначение наказания по тому же обвинению невозможно». Примечание: Вероятно суд апелляционной инстанции использовал при мотивировке Особое мнение судьи Конституционного Суда РФ А.Л. Кононова к Постановлению КС РФ от 19.03.2003 г.

№ 3-П (не является судебным актом КС РФ). Но на особое мнение судьи не сослался, понимая, что это только мнение судьи, а не КС РФ. Суд апелляционной инстанции не учел следующего: Уголовное судопроизводство – досудебное и судебное производство по уголовному делу ( п.56 ст.5 УПК РФ) Досудебное производство – уголовное судопроизводство с момента получения сообщения о преступлении до направления прокурором уголовного дела в суд для рассмотрения по существу ( п.9 ст.5 УПК РФ).

В содержание досудебного производства входят две стадии – возбуждение уголовного дела (раздел VII УПК РФ) и предварительное расследование преступлений (раздел VIII УПК РФ). Таким образом, когда следователь выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела – это первоначальная стадия уголовного судопроизводства, уголовного процесса, но на этой стадии нет и не может быть обвинения лица (так как еще не возбуждено уголовное дело), нет уголовного расследования, нет уголовного преследования лица (возникает только после возбуждения уголовного дела).

Исходя из изложенного, никакого повторного преследования осужденного генерального директора никаких двух расследований в отношении него не проводилось и предъявления двух тождественных обвинений ему не было. Правовой принцип «non bis in idem» (не дважды за одно и то же) в рассматриваемой ситуации не применим.

  1. Б) Примененное судом апелляционной инстанции толкование правового принципа «non bis in idem» (не дважды за одно и то же) не соответствует Конституции РФ,
  2. Общепризнанные принципы и нормы международного права, а также Конвенция о защите прав человека и основных свобод, как международный договор России, являются составной частью ее правовой системы.

Но эти нормы не выше Конституции РФ, которая имеет высшую юридическую силу. Действительно согласно ч.1 ст.50 Конституции РФ «никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление». Однако в этой конституционной норме права речь идет о недопустимости повторного осуждения, а не о запрете на дополнительную проверку следователем сообщения о преступлении по указанию надзирающего прокурора.

  1. Кроме того, в соответствии со статьей 52 Конституции РФ, «Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом.
  2. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба».
  3. Уголовное судопроизводство должно гармонично сочетать с одной стороны защиту прав и законных интересов потерпевших от преступлений, а с другой стороны защищать лиц от незаконного и необоснованного уголовного преследования, обвинения, осуждения, ограничения прав и свобод.

Таким образом, должен соблюдаться баланс интересов всех лиц. В противном случае назначение уголовного судопроизводства не будет достигнуто. Толкование указанных норм права, примененное апелляционным судом, существенно нарушает права потерпевших от преступлений.

При таком применении норм права нарушается баланс между правами и интересами лица, в отношении которого проводится проверка сведений о преступлении, и правами и законными интересами потерпевших от преступления.4) Суд апелляционной инстанции неправомерно посчитал незаконными действия надзирающего прокурора, отменившего своим постановлением от 2014 г.

постановление следователя от 2013 г. об отказе в возбуждении уголовного дела. Надзирающий прокурор в пределах своей компетенции и в соответствии с УПК РФ ( ст.37 УПК РФ, ФЗ «О прокуратуре РФ») отменил постановления следователя от 2013 г. об отказе в возбуждении уголовного дела.

Так как никакого повторного преследования, расследования в отношении осужденного генерального директора не проводилось, то прокурор не нарушил правовой принцип «non bis in idem» (не дважды за одно и то же), ч.1 ст.50 Конституции РФ, п.7 ст.14 Международного пакта о гражданских и политических правах, п.1 ст.4 Протокола 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, как ошибочно посчитал суд апелляционной инстанции.

«Повторное» уголовное преследование прокурор не осуществлял. Судебные акты 2013 г., на которые сослался суд апелляционной инстанции (и которые якобы прокурор «игнорировал», «пересмотрел», («подменив» вышестоящие судебные инстанции), не выносились в рамках уголовного дела, возбужденного в отношении генерального директора.

  1. В указанных судах уголовное дело по существу не рассматривалось.
  2. Как видно из мотивировочной части указанных судебных актов, суды постановили оставить без удовлетворения жалобу потерпевшего на постановление следователя.
  3. Таким образом, в указанных судебных актах не содержится указания на какие-либо обязательные для выполнения обязанности соответствующих органов, должностных лиц совершить определенные действия, принять решения или воздержаться от каких-либо действий, принятия решений.

Неисполнение, ненадлежащее исполнение либо воспрепятствование исполнению указанных судебных актов со стороны надзирающего прокурора отсутствует. Поэтому, усмотрев в порядке надзора нарушение следователем требований уголовно-процессуального закона, не исполнение указаний прокурора, руководителя следственного органа о проведении необходимых проверочных мероприятий, надзирающий прокурор правомерно, обоснованно и на основании норм УПК РФ вынес постановление от 2014 г.

  1. Об отмене постановления следователя об отказе в возбуждении уголовного дела.
  2. Следует отметить, что прокурор действовал не по своей инициативе, а по жалобе потерпевшего от преступления.
  3. В соответствии с п.1 ч.1 ст.6 УПК РФ, уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений.

Исходя из изложенного, ч.4 ст.7 УПК РФ и ч.1 ст.392 УПК РФ прокурор не нарушил. Кроме того, указанное постановление прокурора заинтересованное лицо (генеральный директор) могло обжаловать вышестоящему прокурору или в суд, в порядке, установленном гл.16 УПК РФ.5) Неправомерное (ошибочное) применение судом апелляционной инстанции процессуальной аналогии, применении ст.27 УПК РФ.

  1. Апелляционный суд указал, что ст.27 УПК РФ на основании процессуальной аналогии подлежит применению в отношении генерального директора, когда на досудебном производстве следователь вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.
  2. При этом апелляционным судом сделана ссылка на то, что КС РФ неоднократно выражал правовую позицию о допустимости применения правил процессуальной аналогии.

Суд апелляционной инстанции не принял во внимание следующее: Норма ст.27 УПК РФ установлена во избежание «параллельных» производств по уголовному делу. В рассматриваемом деле никакого «параллельного» производства» не было. Аналогия права (применение общих принципов осуществления правосудия в РФ) используется в ситуации наличия пробела в праве.

  • Аналогия закона используется, когда отсутствуют нормы процессуального права и тогда суд применяет норму права, регулирующую сходные отношения.
  • Между тем, в рассматриваемой ситуации никакого пробела в праве нет.
  • Кроме того, отсутствуют сходные правоотношения с правоотношениями, о которых идет речь в ст.27 УПК РФ.

Разные стадии уголовного судопроизводства по-разному регулируются и это не означает, что существует пробел в праве. С учетом изложенного, ссылка суда на правовую позицию КС РФ о применении правил процессуальной аналогии при отсутствии пробела в праве неправомерна.

Ссылаясь на применение процессуальной аналогии, суд апелляционной инстанции фактически пытается обосновать свой ошибочный и не основанный на законодательстве вывод. Исходя из изложенного, суд апелляционной инстанции неправильно применил общепризнанный правовой принцип «non bis in idem» (не дважды за одно и то же), нормы международного права, судебную практику ЕСПЧ и КС РФ; существенно нарушил нормы уголовного и уголовно-процессуального закона (неверно применен закон), неправильно применил процессуальную аналогию, что привело к судебной ошибке (неправомерно отменен приговор суда первой инстанции).

Общие выводы о том, как должен применяться правовой принцип «запрет на повторное преследование».1. Имеются объективные сложности в том, как отличить добросовестного предпринимателя, который сработал в убыток и разорился (добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются – п.5 ст.10 Гражданского кодекса РФ) от преступника, который совершил мошенничество в сфере предпринимательской деятельности.

Принцип права «non bis in idem» дисциплинирует лиц, осуществляющих досудебное уголовное судопроизводство, а также лиц, осуществляющих контроль за их деятельностью (прокуратура, суды), заставляет ответственно, более качественно, профессионально работать. Поэтому соблюдение этого правового принципа в уголовном процессе (судопроизводстве) так важно.2.

Как показывает судебная практика в судах возникают проблемы с определением: ведется ли уголовное преследование или нет на стадии с момента получения правоохранительными органами заявления о преступлении и до момента возбуждения уголовного дела (при проверке данных, указывающих на наличие или отсутствие признаков преступления).

Некоторые юристы (судьи) полагают, что уголовное преследование ведется на всех стадиях уголовного процесса (уголовного судопроизводства), т.е. с момента получения заявления о преступлении. Автор считает иначе: уголовное преследование возможно только после возбуждения уголовного дела. Известная автору судебная практика ЕСПЧ по данному вопросу касается ситуаций, когда уголовное дело возбуждалось дважды.3.

Отдельный вопрос — возможность применения рассматриваемого принципа права не только в уголовном, но и в иных процессах, а также при защите интересов юридических лиц. Конституционный Суд РФ (путем толкования Конституции РФ ), ЕСПЧ (путем толкования международных норм права) в целом ряде своих судебных актов распространяли правовые гарантии защиты прав и интересов физических лиц на юридические лица, а также общие принципы уголовного права, уголовного процесса на административные правоотношения.

В связи с этим, правовой принцип «non bis in idem», по мнению автора, может быть применен как к физическим, так и юридическим лицам и не только в уголовном процессе, но и в административном, налоговом, антимонопольном и других процессах, где возникают правоотношения, основанные на административном или ином властном подчинении одной стороны другой.

Примечание: Справедливости ради следует отметить, что на возможность такого расширительного применения рассматриваемого принципа права задолго до автора, еще в 2003 и 2009 годах, обратил внимание адвокат Бубон Константин Владимирович (см. его статью 2003 года «Повторная ответственность в законодательстве РФ» на сайте http://www.proza.ru/2003/09/06-110; статью 2009 года «Повторная ответственность.

  • Практика ЕСПЧ» на сайте http://www.proza.ru/2009/05/10/174; статью в журнале «Адвокат», апрель 2009 г.).
  • Если допустить, что это именно так, то в связи с этим возникает целый ряд интересных вопросов, например, вправе ли налоговые органы проводить повторную выездную налоговую проверку налогоплательщика в порядке контроля за деятельностью налогового органа, проводившего проверку.

Пунктом 10 статьи 89 НК РФ это предусмотрено, но насколько это соответствует правовому принципу «non bis in idem» и соответствует ли указанное положение НК РФ ч.1 ст.50 Конституции РФ? Можно привести и иные примеры. Таким образом, правовой принцип «non bis in idem» вполне возможно должен иметь гораздо большее применение.
Читать в источнике

Сколько раз можно обжаловать отказ в возбуждении уголовного дела?

Отказ в возбуждении УД можно обжаловать бесконечное число раз как путем подачи жалобы прокурору (ст.124 УПК РФ), так и подачи соответствующей жалобы в суд (ст.125 УПК РФ).
Читать в источнике

Как уведомляют об отказе в возбуждении уголовного дела?

Подготовлены редакции документа с изменениями, не вступившими в силу 1. При отсутствии основания для возбуждения уголовного дела руководитель следственного органа, следователь, орган дознания или дознаватель выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Отказ в возбуждении уголовного дела по основанию, предусмотренному пунктом 2 части первой статьи 24 настоящего Кодекса, допускается лишь в отношении конкретного лица. (в ред. Федеральных законов от 04.07.2003 N 92-ФЗ, от 05.06.2007 N 87-ФЗ, от 02.12.2008 N 226-ФЗ ) (см. текст в предыдущей редакции ) 1.1.

Решение об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с мотивированным постановлением прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного следствия для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства, вынесенное на основании пункта 2 части второй статьи 37 настоящего Кодекса, может быть принято только с согласия руководителя следственного органа.

Часть 1.1 введена Федеральным законом от 28.12.2010 N 404-ФЗ) 2. При вынесении постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по результатам проверки сообщения о преступлении, связанного с подозрением в его совершении конкретного лица или лиц, руководитель следственного органа, следователь, орган дознания обязаны рассмотреть вопрос о возбуждении уголовного дела за заведомо ложный донос в отношении лица, заявившего или распространившего ложное сообщение о преступлении.

(в ред. Федеральных законов от 05.06.2007 N 87-ФЗ, от 02.12.2008 N 226-ФЗ ) (см. текст в предыдущей редакции ) 3. Информация об отказе в возбуждении уголовного дела по результатам проверки сообщения о преступлении, распространенного средством массовой информации, подлежит обязательному опубликованию,4.

Копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в течение 24 часов с момента его вынесения направляется заявителю и прокурору. При этом заявителю разъясняются его право обжаловать данное постановление и порядок обжалования.4.1. По уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьями 198 — 199.4 Уголовного кодекса Российской Федерации, копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в течение 24 часов с момента его вынесения направляется в налоговый орган или территориальный орган страховщика, направившие в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах и (или) законодательством Российской Федерации об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний материалы для принятия решения о возбуждении уголовного дела.

(часть 4.1 введена Федеральным законом от 29.07.2017 N 250-ФЗ) 5. Отказ в возбуждении уголовного дела может быть обжалован прокурору, руководителю следственного органа или в суд в порядке, установленном статьями 124 и 125 настоящего Кодекса. (в ред. Федерального закона от 05.06.2007 N 87-ФЗ) (см.

  • Текст в предыдущей редакции ) 6.
  • Признав постановление органа дознания, дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, прокурор отменяет его и направляет соответствующее постановление начальнику органа дознания со своими указаниями, устанавливая срок их исполнения.

Признав отказ руководителя следственного органа, следователя в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, прокурор в срок не позднее 5 суток с момента получения материалов проверки сообщения о преступлении отменяет постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, о чем выносит мотивированное постановление с изложением конкретных обстоятельств, подлежащих дополнительной проверке, которое вместе с указанными материалами незамедлительно направляет руководителю следственного органа.

Признав отказ руководителя следственного органа, следователя в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, соответствующий руководитель следственного органа отменяет его и возбуждает уголовное дело либо направляет материалы для дополнительной проверки со своими указаниями, устанавливая срок их исполнения.

(часть 6 в ред. Федерального закона от 28.12.2010 N 404-ФЗ) (см. текст в предыдущей редакции ) 7. Признав отказ в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, судья выносит соответствующее постановление, направляет его для исполнения руководителю следственного органа или начальнику органа дознания и уведомляет об этом заявителя.
Читать в источнике

Сколько времени нужно для возбуждения уголовного дела?

Как проходит процедура возбуждения уголовного дела — Возбуждение уголовного дела или дела об административном правонарушении должно быть принято в течение 3 суток с момента подачи соответствующего заявления. В случае, если необходимо проведение дополнительных ревизий и проверок, данный срок может быть продлен до 30 суток.
Читать в источнике

Какой срок обжалования постановления об отказе в возбуждении уголовного дела?

4.3 Обжалуем отказ в возбуждении уголовного дела в суде — Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела обжалуются в районном суде по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления. В случае, если место производства предварительного расследования (т.е.

  • Его территориальность) определено в соответствии с частями 2–6 статьи 152 УПК РФ, то жалоба подается в районный суд по месту нахождения органа, в производстве которого находится уголовное дело (ч.1 ст.125 УПК РФ).
  • О понятии «территориальности» см.
  • Нашу инструкцию «Куда подавать заявление»,
  • К примеру, если преступление было начато в одном месте, а окончено в другом месте, то уголовное дело расследуется по месту окончания преступления, следовательно, и жалоба подается в районный суд по месту нахождения правоохранительного органа.

О том, как подать заявление и что делать в случае, если его не принимают, читайте в наших инструкциях. Закон позволяет вам подать жалобу как непосредственно в суд, так и через дознавателя, следователя, руководителя следственного органа или прокурора (ч.2 ст.125 УПК РФ).

Срок рассмотрения жалобы судом — не более 5 суток со дня поступления жалобы. После того, как суд примет вашу жалобу, вас обязаны вызвать в судебное заседание. Кроме того, рассмотрение жалобы на отказ в возбуждении уголовного дела в суде происходит с участием прокурора, следователя, руководителя следственного органа (ч.3 ст.125 УПК РФ).

Вы вправе отказаться от участия в судебном заседании и ходатайствовать о рассмотрении жалобы в ваше отсутствие (ч.3 ст.125 УПК РФ).
Читать в источнике

Можно ли проводить обыск до возбуждения уголовного дела?

Вопросы законности обыска и выемки до возбуждения уголовного дела — Как известно, Федеральным законом от 4 марта 2013 г. № 23-ФЗчасть 1 статьи 144 УПК РФ изложена в новой редакции. При этом законодатель расширил перечень следственных и иных процессуальных действий, допустимых на стадии проверки сообщения о преступлении.

  1. Однако, хотя с тех пор прошло более 7 лет, правоприменительная практика относительно возможности производства обыска и выемки на стадии доследственной проверки не сложилась.
  2. В частности, согласно первой точки зрения, поскольку в приведенной норме эти следственные действия прямо не поименованы, при проверке сообщения о преступлении они не допустимы.

Именно такой позиции, к примеру, придерживался Правобережный районный суд г. Липецка, который 16.09.2019 не удовлетворил ходатайство следователя о производстве выемки документов, содержащих охраняемую законом тайну. По мнению суда, с подобным ходатайством в порядке ст.165 УПК РФ можно обратиться только по возбужденному уголовному делу.

  • В свою очередь, мы считаем такой подход ошибочным и не основанным на нормах действующего уголовно-процессуального права.
  • На наш взгляд, сторонниками первой точки зрения не учитывается, что после принятия закона от 4 марта 2013 г.
  • 23-ФЗ часть 1 статьи 144 УПК РФ позволила следователю при проверке сообщения о преступлении помимо прочего истребовать документы и предметы, изымать их в порядке, установленном УПК РФ.

При этом следственными действиями, установленными УПК РФ и предусматривающими возможность изъятия предметов и документов, являются обыск и выемка (осмотр места происшествия, в рамках которого также возможно их изъятие, частью 1 ст.144 УПК РФ предусмотрен в качестве отдельного следственного действия, допустимого в ходе проверки сообщения о преступлении).

Таким образом, действующий УПК РФ предусматривает производство обыска и выемки до возбуждения уголовного дела. Каких-либо связанных с возбуждением уголовного дела ограничений на получение судебного разрешения для осуществления этих следственных действий в настоящее время уголовно-процессуальный закон не содержит.

Стоит отметить, что аналогичная правовая позиция сформирована и в практике Верховного суда Российской Федерации. Так, при разрешении дела № 16-УД17-16 25.08.2017 Верховный суд Российской Федерации наряду с другими рассматривал довод о незаконности проведенной до возбуждения уголовного дела выемки флэш-карты и признал эту процедуру законной.

В частности, Верховным судом Российской Федерации отмечено, что эти доводы кассационной жалобы несостоятельны, поскольку следственное действие (выемка) произведено после поступления заявления о привлечении лица к уголовной ответственности в соответствии с требованиями ч.1ст.144 (регламентирующими перечень допустимых в ходе проверки сообщения о преступлении следственных и иных процессуальных действий), ст.182 и ст.183 УПК РФ.

С учетом изложенного Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в ходе проверки сообщения о преступлении предусматривает и возможность проведения с санкции суда выемки документов, содержащих охраняемую законом тайну. Справедливости ради надо отметить, что Липецкий областной суд отменил приведенное решение Правобережного районного суда г.

  1. Липецка, однако к моменту рассмотрения судом апелляционной инстанции представления прокурора уголовное дело по обстоятельствам, требовавшим проведения выемки, было уже возбуждено.
  2. Между тем, для исключения неверной трактовки положений ч.1ст.144 УПК РФ представляется целесообразным редактирование этой нормы путем прямого указания на следственные действия, производство которых возможно до возбуждения уголовного дела.

Прокурор отдела прокуратуры Липецкой области А.С. Лукинов ​​​​​​​
Читать в источнике

Где взять постановление об отказе в возбуждении уголовного дела?

Согласно ст.148 Уголовно-процессуального кодекса РФ копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела направляются заявителю. Если Вы не получили, то обращайтесь с заявлением на имя начальника отдела полиции, который проводил проверку по Вашему обращению.
Читать в источнике

Что будет после возбуждения уголовного дела?

§ 3. АКТ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА И ЕГО ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ — процессуальном оформлении официального решения о том, что в дан­ ном случае начинается уголовное дело. Он должен быть результатом внимательного анализа и синтеза, результатом объективной оценки кон­ кретных фактических данных, имеющихся непосредственно в самом первичном материале о преступлении или полученных в ходе его проверки.

Акт возбуждения уголовного дела имеет, прежде всего, значение юридического факта, влекущего для органов прокуратуры, предвари­ тельного следствия и дознания обязанность тщательно расследовать данное дело, раскрыть преступление (если оно действительно имело место) и изобличить виновных. Когда по делу не требуется производить предварительное расследование, он влечет обязанность для суда рассмотреть дело в судебном заседании.

В то же время этим актом обусловливается право органа предвари­ тельного расследования или суда совершать всевозможные следствен­ ные действия, т.е. использовать весь арсенал предусмотренных законом процессуальных средств, предназначенных для ведения уголовного дела.

  1. С момента возбуждения уголовного дела исчисляются сроки ведения дознания и предварительного следствия, а по некоторым делам — непо­ средственно сроки судебного рассмотрения (ст.ст.121, 133 и 239 УПК РСФСР).
  2. По делам частного обвинения этим актом предопределяются преде­ лы судебного разбирательства.
  3. Последнее производится только по тем преступным действиям, по признакам которых возбуждено уголовное дело.

Если, допустим, в ходе судебного рассмотрения дела поступает жалоба с встречным обвинением, то, по существу, возбуждается новое уголовное дело. Совместное разбирательство этих дел означает только объединение их в одно производство. По остальным делам актом возбуждения уголовного дела в известной мере определяются рамки предварительного расследования, производи­ мого по данному делу.

Это, разумеется, не означает, что следователь (орган дознания) должен расследовать дело только в части тех фактов, которые указаны в постановлении о возбуждении дела. Выявив те или иные сведения о новых общественно опасных фактах, он вправе и обязан принять все необходимые меры к их проверке и выяснению.

Но не любой новый преступный факт, выявленный органами дознания и предварительного следствия, может расследоваться по этому же делу. В ряде случаев, исходя из правила относимости, материалы о новых преступных фактах подлежат выделению в другое производство.

  • Это, например, может иметь место, если в ходе расследования дела обна- Возбуждение уголовного дела руживается не известное до сих пор преступное деяние, совершенное другим лицом, не являющимся соучастником обвиняемого по делу.
  • Выделение таких материалов, осуществляемое с соблюдением требований ст.26 УПК РСФСР, облегчает и ускоряет установление истины по делу.

Актом возбуждения уголовного дела всегда намечается первона­ чальное направление предварительного расследования, определяются, хотя бы в общих чертах, конкретные контуры предмета доказывания по делу. Правда, впоследствии эти контуры могут измениться, расшириться или сузиться.

  • Возможно, например, выявление новых преступных фактов, подлежащих расследованию по данному же делу.
  • Или, наоборот, некоторые из тех фактов, по которым было возбуждено уголовное дело, могут отпасть, оказаться либо непреступными, либо вовсе несуществующими в реальной действительности.
  • Практика показывает, что в ходе расследования предмет доказывания всегда уточняется, а иногда фактическая формула обвинения и юридическая квалификация деяния мало напоминают то, что было указано первоначально в постановлении или определении о возбуждении дела.

Но этим значение акта возбуждения уголовного дела не умаляется. Все же до вынесения постановления о привлечении того или иного лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого в деле не бывает какого-либо другого официального акта, определяющего предмет и пределы доказывания.

Акт возбуждения уголовного дела выносится по поводу преступного факта, констатирует его наличие. Но он сам по себе не является достаточ­ ным доказательством того, что данное преступление, бесспорно, имело место в действительности и что при должном, хорошем расследовании логическим продолжением дела должно быть привлечение того или иного лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого.

В результате тщательного, всестороннего расследования дела может быть достоверно установлено, что фактически не было самого события преступления, хотя в первичном материале о нем имелись веские, убедительные исходные данные: Равным образом, могут выявиться такие важные, но ранее неизвестные детали правонарушения, в силу которых отпадают те или иные признаки состава преступления.

Или, наконец, может обнаружиться одно из предусмотренных в законе обстоятельств, исключающих основание для привлечения к уголовной ответственности (ст.5 Основ уголовного судопроизводства). В подобных случаях нельзя признать акт возбуждения уголовного дела необосно­ ванным и незаконным, если в первой стадии процесса не было реальной возможности предвидеть все это.

Раздел I. Понятие возбуждения уголовного дела. Акт возбуждения уголовного дела, констатируя преступное деяние, сам по себе не возлагает ответственности за него на какое-либо конкретное лицо, не влечет за собой появления в уголовном процессе фигуры подозреваемого.

Даже в тех случаях, когда в первичном материале содержатся те или иные сведения относительно того лица, которое в ходе предварительного расследования может быть лишь привлечено к обвинению, соответствующее подозрение имеет только фактическое значение и не является процессуально-правовым последствием акта возбуждения уголовного дела.

Такой вывод вытекает из содержания ст.52 УПК РСФСР. В то же время этим актом обусловливается право органов предвари­ тельного следствия и дознания применять в некоторых, прямо предусмотренных в законе случаях, меры процессуального принуж­ дения. В частности, возможно задержание по основаниям, предусмот­ ренным ст.32 Основ уголовного судопроизводства.

  • Допустимо в исключительных случаях избрать до предъявления обвинения меру пресечения, хотя и с условием в течение предстоящих десяти суток предъявить обвинение или отменить меру пресечения (ст.90 УГГК РСФСР).
  • После применения этих мер процессуального принуждения по делу появляется подозреваемый, наделенный определенными процессуальными правами.

Но это — непосредственный результат задержания или избрания меры пресечения, а не акта возбуждения уго­ ловного дела. Если преступлением причинен материальный ущерб, то в силу акта возбуждения уголовного дела у органов дознания и следствия возникает обязанность принять действенные меры к его возмещению.

  • Мероприятия по возмещению материального ущерба, причиненного преступлением, выражаются:
  • а) в активном розыске утраченных в результате преступления мате­ риальных ценностей и в возвращении их собственнику;
  • б) в выяснении объема нанесенного ущерба и круга лиц, обязанных нести за него полную или частичную материальную ответственность
  • Возбуждение уголовного дела
  • (например, по делам о несовершеннолетних); в) в определении размеров той части ущерба, которая в данном кон­
  • кретном случае подлежит возмещению, если ущерб причинен действиями рабочего или служащего, состоящего с потерпевшей организацией в трудовых отношениях, и есть основание применять принцип ограниченной материальной ответственности;
  • г) в установлении возможных источников возмещения ущерба; д) в принятии мер к обеспечению целостности и сохранности обна­
  • руженного имущества; е) в заявлении, принятии и поддержании гражданского иска;

ж) в исполнении судебного приговора в части гражданского иска или такой меры наказания, как возложение обязанности загладить причиненный вред (ст.32 УК РСФСР). Многие из этих мероприятий предпринимаются в самом начале предварительного расследования и поэтому могут считаться следствием акта возбуждения уголовного дела.

Актом возбуждения уголовного дела обвинение не формулируется. Это объясняется тем, что обвинение в уголовно-правовом смысле означает формулу, в сжатом виде выраженное существо установленного по делу состава преступления. Оно первоначально формулируется в постановлении следователя или органа дознания о привлечении лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого, поскольку только к моменту составления этого постановления в уголовном деле сосредоточиваются надлежащим образом проверенные доказательства, устанавливающие состав преступления во всех элементах, во всех существенных чертах 1,

Соответственно этому актом возбуждения уголовного дела не обу­ словливается возникновение функции обвинения. Это объясняется тем, что последняя находится в органическом единстве с обвинением в уголовно-правовом смысле. Обвинительная функция без формулы обвинения беспредметна, а формула обвинения без обвинительной функции — мертва.

  1. Поэтому возникновение функции обвинения немыслимо, пока по уголовному делу соответствующее лицо не привлечено к уголовной ответственности в качестве обвиняемого.1 Нам представляется несостоятельным разъяснение Пленума Верховного Суда РСФСР от 19 января 1925 г.
  2. О том, что мотивированное определение суда о возбуждении уголовного дела по факту лжесвидетельства равнозначно акту предъявления обвинения (см.

Еженедельник сов. юстиции, 1925. № 7). Следственная практика пошла по тому пути, что по этим делам тоже составляется специальное постановление о привлечении виновного к уголовной ответственности в качестве обвиняемого. Это и понятно, ибо советский суд вправе признать доказанным или недоказанным, а также в установленных законом пределах изменить первоначальное обвинение.

  • Но он не может сам предъявить новое обвинение, не беря на себя функцию органов прокуратуры и предварительного расследования. Раздел I.
  • Понятие возбуждения уголовного дела.
  • Несколько иное положение имеет место только по делам частного обвинения.
  • По ним предварительное расследование не проводится, особое постановление о привлечении лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого не составляется.

Обвинение формулируется непосредственно актом возбуждения уголовного дела, причем этот акт является достаточным для того, чтобы вынести дело на судебное разбирательство и чтобы потерпевший приступил к изобличению лица, против которого начато дело. Но надо признать, что в этих случаях акт возбуждения уголовного дела имеет особое значение, является одновременно актом привлечения лица к уголовной ответственности и предания его суду.

  1. Такой вывод логически вытекает из ч.4 ст.109 УПК РСФСР.
  2. Акт возбуждения уголовного дела имеет нечто общее и с постанов­ лением следователя и органа дознания о выделении материалов из уголовного дела.
  3. Но это не всегда.
  4. Выделение материалов дела, как известно, может иметь место по разным причинам.
  5. Если, допустим, материалы дела выделяются в связи с болезнью одного из обвиняемых или из-за того, что кто-либо из обвиняемых скрылся и место его пребывания неизвестно, то здесь нет самостоятельного основания для нового уголовного дела.
Читайте также:  Кого Не Могут Уволить По Закону?

В этом случае предметом дела остаются те же самые преступные деяния, и выделение части материалов о них не означает, в сущности, возбуждения другого уголовного дела. Когда же выделяются материалы о преступном факте, не имеющем отношения к расследуемым по делу преступлениям, то совершенно меняется предмет дела, и постановление следователя или органа дознания о выделении материалов фактически приобретает свойства акта возбуждения второго, самостоятельного уголовного дела.

Почти аналогичная картина наблюдается и при выделении из дела материалов о преступном деянии, которое хотя и совершено одним из обвиняемых по делу, но не связано с предъявленным ему обвинением и не может быть расследовано по данному делу. Здесь тоже возникает новое уголовное дело, имеющее отличный от первого дела предмет.

Причем в обоих случаях поводом к возбуждению уголовного дела является непосредственное усмотрение следователя (органа дознания), а основанием к тому — первичные фактические данные о новом преступном факте, содержащиеся в выделяемых материалах. С процессуальной точки зрения, в этих случаях было бы более правильно составлять два документа: постановление о выделении материалов из дела и постановление о возбуждении уголовного дела по преступному факту, который подтверждается выделяемыми материалами.

Первый из этих актов должен оставаться в расследуемом деле, второй вместе с выделенными материалами должен Возбуждение уголовного дела быть приобщен к производству по новому делу. По своим процессуальным последствиям акт возбуждения уголовно­ го дела имеет некоторое сходство также с постановлением прокурора о возбуждении производства по вновь открывшимся обстоятельствам.

Такое постановление, как известно, выносится в тех случаях, когда после вступления приговора в законную силу в прокуратуру поступает заявление или сообщение, показывающее, что существуют новые, не бывшие известными суду при постановлении приговора обстоятельства, которые сами по себе или вместе с обстоятельствами, ранее установленными, доказывают невиновность осужденного или совершение им менее тяжкого или более тяжкого преступления, чем то, за которое он был осужден, а равно доказывают виновность оправданного или лица, в отношении которого дело было прекращено в суде (п.3 ст.384 и ст.386 УПК РСФСР) 1,

  1. Этим актом обусловливается также право производить предварительное расследование.
  2. После его вынесения совершаются все необходимые следственные действия с со­ блюдением норм уголовного судопроизводства, собираются судебные доказательства.
  3. Однако, несмотря на это, постановление прокурора о возбуждении производства по вновь открывшимся обстоятельствам не может быть полностью приравнено к акту возбуждения уголовного дела.

Между этими двумя процессуальными документами имеется весьма существенная разница. Первый из них не свидетельствует о наличии нового, до сих пор неизвестного преступного факта. Предметом производства, начатого по нему, являются обстоятельства, относящиеся к другому делу, хотя ранее и неизвестные.

  • Эти обстоятельства иногда могут подтвердить отсутствие в данном случае преступного деяния или резко изменить представление следственных и судебных органов о совершенном преступлении.
  • В практике органов прокуратуры и суда Татарской АССР в 1960 году был, например, случай, когда новые обстоятельства, открывшиеся после вступления в законную силу приговора по факту хулиганства, показывали, что тут имело место не хулиганство, а нанесение тяжких телесных повреждений.

Но все же во всех подобных случаях, в отличие от акта возбуждения уголовного дела, речь идет об обстоятельствах и фактах, входящих в предмет доказывания по другому делу. Известный интерес представляет вопрос о соотношении акта возбуж­ дения уголовного дела и начала уголовного преследования.

  1. В процессу­ альной теории он решался по-разному.
  2. Раньше советские криминалисты единодушно исходили из того, что возбудить уголовное дело — это и значит приступить к уголовному 1 УПК РСФСР.
  3. М, 1928, С.3 Раздел 1,
  4. Понятие возбуждения уголовного дела,
  5. Преследованию.
  6. «Производство уголовного дела, — утверждал, например, Н.Н.

Полянский, — начинается возбуждением уголовного преступления. » 1, «Что такое возбуждение уголовного преследования. Это есть первоначальный акт, которым начинается уголовное дело», — говорил М.С. Строгович 2 и т.д. Но в то время никто из процессуалистов не проводил грани между уголовным преследованием и обвинением.

В результате этого напрашивался вывод о том, что обвинение тоже начинается непос­ редственно с акта возбуждения уголовного дела. Между тем подобный вывод противоречил установившейся в Советском государстве процессуальной системе, которая строилась таким образом, что первоначальное обвинение формулировалось только в постановлении органа предварительного расследования о привлечении лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого.

Вскоре в учебнике по уголовному процессу М.С. Строгович выдви­ нул положение, что уголовное преследование допустимо лишь в отноше­ нии обвиняемого и оно начинается с момента предъявления обвинения 2, Это положение получило более подробное освещение в его работе «Уголовное преследование в советском уголовном процессе».

Причем, в этой работе автор под уголовным преследованием подразумевает обвинение 3, Однако, ряд процессуалистов высказались против такой трактовки вопроса. Они стали отличать уголовное преследование от обвинения. Так, Н.Н. Полянский полагает, что «обвинение — это понятие более узкое, ибо преследование — это не только обвинение».

«Понятие уголовного преследования,— говорит М.А. Чельцов, — шире понятия уголовного обвинения. В него входят действия, представляющие собою акты физического преследования (поимка при переходе границы, задержание лица, подозреваемого в совершении преступления, а также действия, юридически оформляющие физическое преследование 4 «.

Таким образам, вопрос стал дискуссионным. В этой связи на страни­ цах журнала «Социалистическая законность» был организован свободный обмен мнениями между процессуалистами. В завершение дискуссии была помещена заключительная статья В. Познанского, к точке зрения которого присоединилась и редакция. В этой статье обосновывается тождественность понятий «обвинение» и «уголовное См.: Матер, учебной конференции следователей в прокуратуре СССР.

М, 1936.С.46 См.: Строгович М.С. Учебник по уголовному праву.М., 1938.С.106 3 См.: Стенограмма объединенного заседания секретарей уголовного процесса ИП АН СССР, ВИЮН и института криминалистики Прокуратуры СССР, Протокол от 20-26
Читать в источнике

Когда могут закрыть дело?

Есть такая вещь – реабилитация — Государство согласно возместить человеку, который несправедливо пострадал от уголовного преследования, понесённый им ущерб. Это называется реабилитацией. Глава 18 УПК (статьи с 133 по 139) содержат нормы о реабилитации. Реабилитация включает в себя:

право на возмещение имущественного вреда;устранение последствий морального вреда;восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах.

Вред, который был причинён гражданину в результате уголовного преследования, возмещается в полном объёме (часть 1 статьи 133 УПК РФ). Важно знать: в этом тексте о реабилитации при прекращении уголовного дела сказано очень кратко. Подробная статья о реабилитации – здесь (надо ссылку на соответствующую статью).

когда отсутствовало событие преступления;когда в деянии не было состава преступления;если уголовное дело было возбуждено без заявления потерпевшего, а по закону это заявление необходимо;если доказана непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления.

Важно знать: на реабилитацию суды и следствие идут с огромным «скрипом». Если в деле не будет участвовать опытный адвокат, то можно получить лишь жалкие гроши. Реабилитацию тоже надо «выбивать».
Читать в источнике

Кто может закрыть уголовное дело?

Порядок прекращения уголовного дела и уголовного преследования —

  • Уголовное дело уголовное преследование прекращается по постановлению следователя, копия которого направляется прокурору.
  • Если прекращение уголовного дела допускается только при согласии обвиняемого или потерпевшего, наличие такого согласия отражается в постановлении.
  • Копия постановления о прекращении уголовного дела и уголовного преследования должна быть вручена или направлена следователем лицу, в отношении которого прекращено уголовное преследование, потерпевшему, гражданскому истцу и гражданскому ответчику, а также иным заинтересованным органам (например, в налоговый орган).

Когда основания прекращения уголовного преследования относятся не ко всем подозреваемым или обвиняемым, следователь выносит постановление о прекращении уголовного преследования в отношении конкретного лица. При этом, как отмечалось выше, производство по уголовному делу продолжается.
Читать в источнике

Кто вправе отменить постановление о возбуждении уголовного дела?

Прокурор разъясняет — Прокуратура Республики Коми Реализация прокурором полномочий по отмене решений о возбуждении уголовных дел Конституция Российской Федерации в ст.2 провозглашает, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а их соблюдение – обязанность государства.

Оно законодательно гарантирует гражданам безопасность и соблюдение их прав, в том числе в процессе уголовного преследования. Право прокурора отменить постановление о возбуждении уголовного дела, вынесенное следователем или дознавателем, является одной из гарантий защиты гражданина от незаконного уголовного преследования.

В соответствии с ч.4 ст.146 Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации (УПК РФ) в случае, если прокурор признает постановление о возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, он вправе в срок не позднее 24 часов с момента получения материалов, послуживших основанием для возбуждения уголовного дела, отменить постановление о возбуждении уголовного дела, о чем выносит мотивированное постановление, копию которого незамедлительно направляет должностному лицу, возбудившему уголовное дело.

  1. О принятом решении руководитель следственного органа, следователь, дознаватель незамедлительно уведомляют заявителя, а также лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело.
  2. Помимо прокурора правом отмены постановления о возбуждении уголовного дела обладает руководитель следственного органа, который согласно п.2.1 ч.1 ст.39 УПК РФ уполномочен отменять по находящимся в производстве подчиненного следственного органа уголовным делам незаконные или необоснованные постановления руководителя, следователя (дознавателя) другого органа предварительного расследования.

За 9 месяцев 2021 года количество отменных в республике постановлений о возбуждении уголовного дела увеличилось с 221 до 227 (+2,7 %). В их структуре число таких решений прокуроров снизилось со 183 до 158, а руководителей следственных органов, наоборот, возросло со 38 до 69.

  • В обосновании принятых решений наряду с неполнотой представленных с постановлением о возбуждении уголовного дела материалов прокурорами и руководителями следственных органов указано на преждевременность возбуждения уголовного дела и отсутствие состава преступления.
  • Необходимо отметить, что само по себе решение об отмене постановления о возбуждении уголовного дела является промежуточным решением по делу, направленным на установление обстоятельств, свидетельствующих о наличии или отсутствии в действиях лиц признаков преступления, соответственно наличия или отсутствия оснований для возбуждения уголовного дела либо отказа в возбуждении уголовного дела.
  • За те же 9 месяцев 2021 года после отмены постановления о возбуждении уголовного дела вновь возбуждено 12 уголовных дел, отказано в возбуждении 142 уголовных дел, по остальным материалам новые итоговые решения не приняты.
  • Таким образом, институт отмены решения о возбуждении уголовного дела применяется в случае, когда под сомнение ставится сам факт совершения преступления, либо в целях защиты прав граждан от чрезмерного подозрения, не подтверждаемого собранными материалами.
  • Управление по надзору за следствием, дознанием и оперативно-разыскной деятельностью

Прямая ссылка на материал Поделиться Конституция Российской Федерации в ст.2 провозглашает, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а их соблюдение – обязанность государства. Оно законодательно гарантирует гражданам безопасность и соблюдение их прав, в том числе в процессе уголовного преследования.

  • Право прокурора отменить постановление о возбуждении уголовного дела, вынесенное следователем или дознавателем, является одной из гарантий защиты гражданина от незаконного уголовного преследования.
  • В соответствии с ч.4 ст.146 Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации (УПК РФ) в случае, если прокурор признает постановление о возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, он вправе в срок не позднее 24 часов с момента получения материалов, послуживших основанием для возбуждения уголовного дела, отменить постановление о возбуждении уголовного дела, о чем выносит мотивированное постановление, копию которого незамедлительно направляет должностному лицу, возбудившему уголовное дело.

О принятом решении руководитель следственного органа, следователь, дознаватель незамедлительно уведомляют заявителя, а также лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело. Помимо прокурора правом отмены постановления о возбуждении уголовного дела обладает руководитель следственного органа, который согласно п.2.1 ч.1 ст.39 УПК РФ уполномочен отменять по находящимся в производстве подчиненного следственного органа уголовным делам незаконные или необоснованные постановления руководителя, следователя (дознавателя) другого органа предварительного расследования.

  1. В обосновании принятых решений наряду с неполнотой представленных с постановлением о возбуждении уголовного дела материалов прокурорами и руководителями следственных органов указано на преждевременность возбуждения уголовного дела и отсутствие состава преступления.
  2. Необходимо отметить, что само по себе решение об отмене постановления о возбуждении уголовного дела является промежуточным решением по делу, направленным на установление обстоятельств, свидетельствующих о наличии или отсутствии в действиях лиц признаков преступления, соответственно наличия или отсутствия оснований для возбуждения уголовного дела либо отказа в возбуждении уголовного дела.
  3. За те же 9 месяцев 2021 года после отмены постановления о возбуждении уголовного дела вновь возбуждено 12 уголовных дел, отказано в возбуждении 142 уголовных дел, по остальным материалам новые итоговые решения не приняты.
  4. Таким образом, институт отмены решения о возбуждении уголовного дела применяется в случае, когда под сомнение ставится сам факт совершения преступления, либо в целях защиты прав граждан от чрезмерного подозрения, не подтверждаемого собранными материалами.
  5. Управление по надзору за следствием, дознанием и оперативно-разыскной деятельностью

Читать подробнее: Прокурор разъясняет — Прокуратура Республики Коми
Читать в источнике

Какое должностное лицо вправе отменить решение следователя об отказе в возбуждении уголовного дела?

Подготовлены редакции документа с изменениями, не вступившими в силу 1. При отсутствии основания для возбуждения уголовного дела руководитель следственного органа, следователь, орган дознания или дознаватель выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

  • Отказ в возбуждении уголовного дела по основанию, предусмотренному пунктом 2 части первой статьи 24 настоящего Кодекса, допускается лишь в отношении конкретного лица. (в ред.
  • Федеральных законов от 04.07.2003 N 92-ФЗ, от 05.06.2007 N 87-ФЗ, от 02.12.2008 N 226-ФЗ ) (см.
  • Текст в предыдущей редакции ) 1.1.

Решение об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с мотивированным постановлением прокурора о направлении соответствующих материалов в орган предварительного следствия для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства, вынесенное на основании пункта 2 части второй статьи 37 настоящего Кодекса, может быть принято только с согласия руководителя следственного органа.

Часть 1.1 введена Федеральным законом от 28.12.2010 N 404-ФЗ) 2. При вынесении постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по результатам проверки сообщения о преступлении, связанного с подозрением в его совершении конкретного лица или лиц, руководитель следственного органа, следователь, орган дознания обязаны рассмотреть вопрос о возбуждении уголовного дела за заведомо ложный донос в отношении лица, заявившего или распространившего ложное сообщение о преступлении.

(в ред. Федеральных законов от 05.06.2007 N 87-ФЗ, от 02.12.2008 N 226-ФЗ ) (см. текст в предыдущей редакции ) 3. Информация об отказе в возбуждении уголовного дела по результатам проверки сообщения о преступлении, распространенного средством массовой информации, подлежит обязательному опубликованию,4.

  • Копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в течение 24 часов с момента его вынесения направляется заявителю и прокурору.
  • При этом заявителю разъясняются его право обжаловать данное постановление и порядок обжалования.4.1.
  • По уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьями 198 — 199.4 Уголовного кодекса Российской Федерации, копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в течение 24 часов с момента его вынесения направляется в налоговый орган или территориальный орган страховщика, направившие в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах и (или) законодательством Российской Федерации об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний материалы для принятия решения о возбуждении уголовного дела.

(часть 4.1 введена Федеральным законом от 29.07.2017 N 250-ФЗ) 5. Отказ в возбуждении уголовного дела может быть обжалован прокурору, руководителю следственного органа или в суд в порядке, установленном статьями 124 и 125 настоящего Кодекса. (в ред. Федерального закона от 05.06.2007 N 87-ФЗ) (см.

Текст в предыдущей редакции ) 6. Признав постановление органа дознания, дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, прокурор отменяет его и направляет соответствующее постановление начальнику органа дознания со своими указаниями, устанавливая срок их исполнения.

Признав отказ руководителя следственного органа, следователя в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, прокурор в срок не позднее 5 суток с момента получения материалов проверки сообщения о преступлении отменяет постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, о чем выносит мотивированное постановление с изложением конкретных обстоятельств, подлежащих дополнительной проверке, которое вместе с указанными материалами незамедлительно направляет руководителю следственного органа.

Признав отказ руководителя следственного органа, следователя в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, соответствующий руководитель следственного органа отменяет его и возбуждает уголовное дело либо направляет материалы для дополнительной проверки со своими указаниями, устанавливая срок их исполнения.

(часть 6 в ред. Федерального закона от 28.12.2010 N 404-ФЗ) (см. текст в предыдущей редакции ) 7. Признав отказ в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, судья выносит соответствующее постановление, направляет его для исполнения руководителю следственного органа или начальнику органа дознания и уведомляет об этом заявителя.
Читать в источнике

Кто может отменить незаконное постановление следователя?

Подготовлены редакции документа с изменениями, не вступившими в силу 1. Признав постановление руководителя следственного органа или следователя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования (за исключением дел частного обвинения) незаконным или необоснованным, прокурор в срок не позднее 14 суток с момента получения материалов уголовного дела отменяет его, о чем выносит мотивированное постановление с изложением конкретных обстоятельств, подлежащих дополнительному расследованию, которое вместе с материалами уголовного дела незамедлительно направляет руководителю следственного органа.

По делам частного обвинения постановление о прекращении уголовного дела прокурор может отменить только при наличии жалобы заинтересованного лица. Признав постановление дознавателя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования незаконным или необоснованным, прокурор отменяет его и возобновляет производство по уголовному делу.

Признав постановление следователя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования незаконным или необоснованным, руководитель следственного органа отменяет его и возобновляет производство по уголовному делу. (часть 1 в ред. Федерального закона от 28.12.2010 N 404-ФЗ) (см.

  • Текст в предыдущей редакции ) 1.1.
  • Отмена постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования по истечении одного года со дня его вынесения допускается на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном статьями 125, 125.1 и 214.1 настоящего Кодекса.
  • В случае, если уголовное дело или уголовное преследование прекращалось неоднократно, установленный настоящей частью срок исчисляется со дня вынесения первого соответствующего постановления.

(часть 1.1 введена Федеральным законом от 12.11.2018 N 411-ФЗ) 2. Если суд признает постановление руководителя следственного органа, следователя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования незаконным или необоснованным, то он выносит в порядке, установленном статьями 125 и 125.1 настоящего Кодекса, соответствующее решение и направляет его руководителю следственного органа для исполнения.

Если суд признает постановление прокурора, дознавателя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования незаконным или необоснованным, то он выносит в порядке, установленном статьями 125 и 125.1 настоящего Кодекса, соответствующее решение и направляет его прокурору для исполнения. (часть 2 в ред.

Федерального закона от 08.03.2015 N 36-ФЗ) (см. текст в предыдущей редакции ) 3. Возобновление производства по ранее прекращенному уголовному делу возможно в том случае, если не истекли сроки давности привлечения лица к уголовной ответственности. (в ред.
Читать в источнике

Какие постановления следователя прокурор может отменить?

Статья 37 УПК РФ. Прокурор 1. Прокурор является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, предусмотренной настоящим Кодексом, осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия.

  • 2. В ходе досудебного производства по уголовному делу прокурор уполномочен:
  • 1) проверять исполнение требований федерального закона при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях;
  • 2) выносить мотивированное постановление о направлении соответствующих материалов в следственный орган или орган дознания для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства;
  • 3) требовать от органов дознания и следственных органов устранения нарушений федерального законодательства, допущенных при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях, производстве дознания или предварительного следствия;
  • 4) давать дознавателю письменные указания о направлении расследования, производстве процессуальных действий;
  • 5) давать согласие дознавателю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения;
  • 5.1) истребовать и проверять законность и обоснованность решений следователя или руководителя следственного органа об отказе в возбуждении, приостановлении или прекращении уголовного дела и принимать по ним решение в соответствии с настоящим Кодексом;
  • 5.2) рассматривать ходатайство о заключении досудебного соглашения о сотрудничестве и постановление следователя о возбуждении перед прокурором ходатайства о заключении с подозреваемым или обвиняемым досудебного соглашения о сотрудничестве, выносить постановление об удовлетворении такого ходатайства либо об отказе в его удовлетворении, заключать досудебное соглашение о сотрудничестве, выносить постановление об изменении или о прекращении действия такого соглашения в порядке и по основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом, а также выносить представление об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве;
  • 6) отменять незаконные или необоснованные постановления нижестоящего прокурора, а также незаконные или необоснованные постановления органа дознания, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания и дознавателя в порядке, установленном настоящим Кодексом;
  • 7) рассматривать представленную руководителем следственного органа информацию следователя о несогласии с требованиями прокурора и принимать по ней решение;
  • 8) участвовать в судебных заседаниях при рассмотрении в ходе досудебного производства вопросов об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, о продлении срока содержания под стражей либо об отмене или изменении данной меры пресечения, а также при рассмотрении ходатайств о производстве иных процессуальных действий, которые допускаются на основании судебного решения, и при рассмотрении жалоб в порядке, установленном статьей 125 настоящего Кодекса;

8.1) при наличии оснований возбуждать перед судом ходатайство о продлении срока запрета определенных действий, срока домашнего ареста или срока содержания под стражей по уголовному делу, поступившему или направляемому в суд с обвинительным заключением или постановлением о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера, а также ходатайство о разрешении отмены постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования в случае, предусмотренном частью первой.1 статьи 214 настоящего Кодекса;

  1. 9) разрешать отводы, заявленные дознавателю, а также его самоотводы;
  2. 10) отстранять дознавателя от дальнейшего производства расследования, если им допущено нарушение требований настоящего Кодекса;
  3. 11) изымать любое уголовное дело у органа дознания и передавать его следователю с обязательным указанием оснований такой передачи;
  4. 12) передавать уголовное дело или материалы проверки сообщения о преступлении от одного органа предварительного расследования другому (за исключением передачи уголовного дела или материалов проверки сообщения о преступлении в системе одного органа предварительного расследования) в соответствии с правилами, установленными статьей 151 настоящего Кодекса, изымать любое уголовное дело или любые материалы проверки сообщения о преступлении у органа предварительного расследования федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти) и передавать его (их) следователю Следственного комитета Российской Федерации с обязательным указанием оснований такой передачи;
  5. 13) утверждать постановление дознавателя о прекращении производства по уголовному делу;
  6. 14) утверждать обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление по уголовному делу;
  7. 15) возвращать уголовное дело дознавателю, следователю со своими письменными указаниями о производстве дополнительного расследования, об изменении объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или для пересоставления обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления и устранения выявленных недостатков;
  8. 16) осуществлять иные полномочия, предоставленные прокурору настоящим Кодексом.

2.1. По мотивированному письменному запросу прокурора ему предоставляется возможность ознакомиться с материалами находящегося в производстве уголовного дела.3. В ходе судебного производства по уголовному делу прокурор поддерживает государственное обвинение, обеспечивая его законность и обоснованность.4.

  1. Прокурор вправе в порядке и по основаниям, которые установлены настоящим Кодексом, отказаться от осуществления уголовного преследования с обязательным указанием мотивов своего решения.5.
  2. Полномочия прокурора, предусмотренные настоящей статьей, осуществляются прокурорами района, города, их заместителями, приравненными к ним прокурорами и вышестоящими прокурорами.6.

В случае несогласия руководителя следственного органа либо следователя с требованиями прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия, прокурор вправе обратиться с требованием об устранении указанных нарушений к руководителю вышестоящего следственного органа.

В случае несогласия руководителя вышестоящего следственного органа с указанными требованиями прокурора прокурор вправе обратиться к Председателю Следственного комитета Российской Федерации или руководителю следственного органа федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти).

В случае несогласия Председателя Следственного комитета Российской Федерации или руководителя следственного органа федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти) с требованиями прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия, прокурор вправе обратиться к Генеральному прокурору Российской Федерации, решение которого является окончательным.1.

Настоящий Кодекс определяет прокурора как должностное лицо, уполномоченное в пределах своей компетенции осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия (ч.1 ст.37).

Таким образом, прокурор в российском уголовном процессе совмещает сугубо процессуальную функцию уголовного преследования и государственно-правовую по своему происхождению функцию надзора за соблюдением законов. Притом вся глава 6 УПК называется «Участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения».

  1. Из этого можно заключить, что законодатель видит в прокурорском уголовном преследовании именно проявление состязательной функции обвинения.
  2. Следовательно, функция уголовного преследования (обвинения от имени государства) должна быть совершенно отделена в российском процессе от функции правосудия, а полномочия прокурора не могут подменять полномочий, свойственных в состязательном процессе суду.

Надзор прокурора, по буквальному смыслу ст.37, распространяется исключительно на деятельность органов дознания и органов предварительного следствия, относящихся в России к исполнительным органам власти в уголовном процессе, и не затрагивает суд, а равно деятельность защитника.2.

Надзорная функция прокурора на предварительном расследовании проявляется там, где он руководствуется исключительно интересами строгого и точного исполнения закона, жертвуя ради этого, если потребуется, даже эффективностью уголовного преследования. Функция же уголовного преследования реализуется в тех прокурорских полномочиях, которые нацелены на максимально эффективное и целесообразное обеспечение неотвратимости уголовной ответственности лиц, совершивших преступления.

Если говорить о критерии разделения этих функций еще проще, то функция надзора следует лишь началу законности, в то время как функция уголовного преследования, кроме того, — и началу целесообразности. Представляется, что совмещение целей уголовного преследования и надзора за законностью ведет к внутреннему противоречию, поскольку законность неизбежно ограничивает достижение цели уголовного преследования лишь определенными средствами, учитывающими, в частности, и интересы другой стороны — защиты.

Поэтому, ставя цель добиться наказания виновного, прокурор в случаях, предусмотренных законом, должен ограничивать ее достижение в интересах законности средствами надзорного реагирования на допущенные нарушения. Особенно остро это противоречие проявляет себя при возложении на прокурора руководства предварительным расследованием, когда он отвечает за его эффективность, которая в первую очередь определяется успехом уголовного преследования.

При этом на практике надзорная цель неизбежно отходит на второй план, уступая первенство интересам уголовного преследования. Теоретической основой новаций, внесенных в законодательство ФЗ от 5 июня 2007 г. N 87-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» явилось представление о необходимости освободить прокурора от ответственности за руководство предварительным следствием и тем самым очистить его надзорную функцию от наслоений чуждых ей интересов.

Этим Законом прокурор полностью лишился полномочий по руководству предварительным следствием — они остались у него только в отношении производства дознания. Теперь функция уголовного преследования осуществляется прокурором на предварительном следствии большей частью постольку, поскольку он участвует в подготовке и формировании будущего государственного обвинения в суде.

Эта функция проявляет себя здесь в основном на завершающем этапе расследования — в полномочиях прокурора при рассмотрении уголовного дела, поступившего к нему от следователя с обвинительным заключением (гл.31 УПК), Лишь с этого момента, но не ранее прокурор становится ответственным за качество обвинения, которое прокуратуре придется поддерживать в суде.

Таким образом, он становится свободен для осуществления более объективного надзора на более ранних этапах предварительного следствия и в стадии возбуждения уголовного дела. — РГ.2007.8 июня. N 122. Особняком здесь стоит право прокурора выносить постановление о направлении материалов в следственный орган или орган дознания для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства (п.2 ч.2 ст.37).

При обсуждении названного Закона часто высказывались мнения, что прокурорский надзор в отсутствие полномочий по руководству следствием (в том числе при невозможности давать следователю обязательные указания) потеряет свою эффективность, что гражданам придется обращаться за защитой своих прав не к прокурорам, а в суды, которые и без того загружены делами и не смогут обеспечить интересы участников процесса,

Читайте также:  Какие Существуют Виды Прав На Имущество?

Как представляется, опасность возникновения таких негативных последствий преувеличена. Обладая правом утверждать (или не утверждать) обвинительное заключение, прокурор имеет полную возможность добиться от следственных органов выполнения своих требований и указаний даже без обращения к руководителям вышестоящих следственных органов с требованием об устранении допущенных нарушений.

Думается, что на практике такие обращения будут направляться редко и лишь в исключительных случаях. Если только работа прокуроров, ответственных за надзор над следственными органами, будет оцениваться не по-старому, т.е. по количеству дел, направленных в суд с обвинительным заключением, а лишь по количеству и качеству актов прокурорского реагирования на допущенные на досудебном производстве нарушения, прокурорский надзор сможет оказаться наиболее быстрым и действенным средством защиты прав и законных интересов участников процесса на досудебных стадиях.

В противном случае он вряд ли сделается по-настоящему эффективным. — Заключение по проекту Федерального закона N 401900-4 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации», внесенный депутатами Государственной Думы. Комитет Государственной Думы по конституционному законодательству и государственному строительству.

По поручению Совета Государственной Думы от 6 марта 2007 г. (протокол N 225, пункт 126) // Закон (интернет-журнал Ассоциации юристов Приморья): http://www.law.vl.ru/articles/showart.php?id=15065. О Следственном комитете при прокуратуре России. Аналитическая справка фонда «Общественный вердикт» // http://control.hro.org/okno/pr/2007/06/28.php.

В результате этих изменений строй российского уголовного процесса существенно меняется. Хотелось бы надеяться, что наше предварительное следствие еще на один шаг отступит от морально устаревшей инквизиционной модели процесса за счет того, что теперь до момента утверждения обвинительного заключения прокурор еще не становится в полном смысле слова уголовным преследователем и потому до некоторой степени способен выполнять роль арбитра между сторонами обвинения и защиты, принимая меры по устранению допущенных следователями нарушений.

Однако такое разделение функций имеет пока не вполне последовательный и половинчатый характер. Все же прокуратуре, исторически сложившейся именно как орган уголовного преследования, всегда будут значительно ближе интересы следствия, нежели роль беспристрастного арбитра в споре сторон.

  1. Процессуальная судебная функция, характерная для состязательного процесса, подменяется здесь по сути заимствованной, государственно-правовой функцией прокурорского надзора, которая остается для уголовного процесса внешней.
  2. Окончательно вопрос может быть решен в состязательном ключе лишь тогда, когда между уголовным преследователем и стороной защиты на предварительном следствии будет поставлен независимый и беспристрастный судебный орган — следственный судья.

В этом смысле прокурору и следственному органу в перспективе следовало бы поменяться местами: прокурору надо вернуться к более естественной для него роли руководителя уголовного преследования, имея в своем полном процессуальном подчинении органы дознания, а следственный орган должен производить — в основном по требованию сторон обвинения и защиты — следственные действия по легализации материалов, собранных сторонами, в качестве судебных доказательств, а также осуществлять судебный контроль за мерами процессуального принуждения и соблюдением органами уголовного преследования прав граждан.

Именно по такой либо близкой модели организовано предварительное расследование в процессуальных системах Испании, Германии, Англии, США, Франции и др.3. Надзорная функция прокурора конкретизируется в следующих его полномочиях: 1) проверять исполнение требований федерального закона при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях (п.1 ч.2 ст.37); 2) отменять постановление о возбуждении уголовного дела, если прокурор признает постановление о возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным (ч.4 ст.146).

Как представляется, прокурор при осуществлении этого полномочия должен иметь возможность затребовать материалы доследственной проверки, изучить их и только после этого принять обоснованное и мотивированное решение. Одно постановление о возбуждении уголовного дела содержит только краткую информацию о событии, в отношении которого возбуждается уголовное дело, и не включает описания доказательств и иной информации, указывающих на наличие (или отсутствие) основания для возбуждения дела.

См. также коммент. к ст.146; 3) давать согласие дознавателю на возбуждение уголовного дела, которое в иных случаях относилось бы к категории частного обвинения, т.е. если преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы (ч.4 ст.20, ч.4 ст.147, ч.3 ст.318); 4) требовать от органов дознания и следственных органов устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предварительного следствия (п.3 ч.2 ст.37).

Следует отметить, что это полномочие прокурора подкреплено в УПК нормой о том, что требования, поручения и запросы прокурора, предъявленные в пределах полномочий, установленных настоящим Кодексом, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами (ч.4 ст.21).

Впрочем, обязательность мотивированных требований прокурора распространяется лишь на ознакомление с целью проверки с находящимися у следователя, руководителя СО материалами уголовного дела (ч.2.1 комментируемой статьи). Кроме того, в пункте 1.2 Приказа Генерального прокурора РФ от 10 сентября 2007 г.

N 140 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях в органах дознания и предварительного следствия» предписано прокурору при осуществлении надзора, руководствуясь ст.22 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», вызывать должностных лиц органов дознания и предварительного следствия, а также граждан для объяснений по поводу нарушений законов.

  • Официальный сайт Генпрокуратуры России: http://genproc.gov.ru/ru/documents/orders/print.shtml?item_id=66.
  • Однако надо иметь в виду, что требование прокурора (за исключением Генерального прокурора РФ — ч.6 ст.37) о самом устранении нарушений федерального законодательства не является строго обязательным для следователя, поскольку согласно ч.3 ст.38 следователь при несогласии с требованиями прокурора об устранении нарушений законодательства может представить свои письменные возражения руководителю СО.

Руководитель же СО рассматривает эти требования прокурора, а также письменные возражения следователя и дает последнему письменные указания об исполнении указанных требований либо информирует прокурора о несогласии с его требованиями (ч.4 ст.39); 5) отменять незаконные или необоснованные постановления нижестоящего прокурора, а также незаконные или необоснованные постановления дознавателя в порядке, установленном настоящим Кодексом (п.6 ч.2 ст.37).

Что же касается незаконных или необоснованных постановлений следователя, то правом отменять их обладает только руководитель СО (п.2 ч.1 ст.39); 6) рассматривать представленную руководителем СО информацию следователя о несогласии с требованиями (нижестоящего) прокурора и принимать по ней решение (п.7 ч.2 ст.37); 7) давать согласие дознавателю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения (п.5 ч.2 ст.37); 8) участвовать в судебных заседаниях при рассмотрении в ходе досудебного производства вопросов об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, о продлении срока содержания под стражей либо об отмене или изменении данной меры пресечения, а также при рассмотрении ходатайств о производстве иных процессуальных действий, которые допускаются на основании судебного решения, и при рассмотрении жалоб в порядке, установленном статьей 125 настоящего Кодекса (п.8 ч.2 ст.37).

Надо отметить, что в ч.6 ст.108 сохранилось положение, согласно которому прокурор либо по его поручению лицо, возбудившее ходатайство, обосновывает его в судебном заседании. На наш взгляд, эта норма нуждается в ограничительном толковании, если лицом, возбудившим ходатайство, является следователь.

В соответствии с ФЗ от 5 июня 2007 г. N 87-ФЗ прокурор утратил полномочие давать следователю согласие на возбуждение перед судом ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу. Соответственно, прокурор предварительно не изучает ходатайство и прилагаемые к нему материалы, а значит, нелогично возлагать на него обязанность обосновывать это ходатайство в суде.

Более того, дача подобного поручения прокурором следователю противоречит смыслу указанного Закона о разделении прокурорских и следственных функций. Обосновывая в ходе досудебной подготовки целесообразность применения к обвиняемому меры пресечения, прокурор раньше времени начинает принимать активное участие в выполнении функции уголовного преследования — в ущерб функции надзора.

В этой связи представляется, что в судебном заседании по названным вопросам должен обязательно участвовать не только прокурор, но и следователь, причем обосновывать ходатайство должен именно следователь, прокурор же призван осуществлять здесь надзор за законностью действий и ходатайств следователя (п.3 ч.2; ч.6 ст.37), а при необходимости и реагировать представлением на принятое судебное решение (п.27 ст.5); 9) определять подследственность уголовных дел в случаях, предусмотренных ч.3 ст.146; ч.8 ст.151.

До принятия ФЗ от 5 июня 2007 г. N 87-ФЗ передача дела по подследственности от одного органа расследования другому всегда производилась по постановлению прокурора. Указанный Закон предусмотрел, что в целом ряде случаев дело передается через руководителя СО (ч.ч.3, 5 ст.152; п.3 ст.149; ст.155; ч.3 ст.157; ч.1.1 ст.319).

С учетом толкования данных правил в совокупности с полномочиями органов расследования (ст. ст.37 — 41) следует признать, что уголовное дело передается по подследственности следователем через руководителя СО (который затем вправе направить его прокурору), а дознавателем или органом дознания — через прокурора.

Споры о подследственности разрешает прокурор (ч.8 ст.151); 10) получать от органов предварительного расследования уведомления: — о возбуждении уголовного дела (ч.4 ст.146); — об отказе в возбуждении уголовного дела (ч.4 ст.148); — о произведенном задержании подозреваемого в течение 12 часов с момента задержания (ч.3 ст.92); — об освобождении подозреваемого, когда постановление судьи о применении к подозреваемому меры пресечения в виде заключения под стражу либо продлении срока задержания не поступит в течение 48 часов с момента задержания (ч.3 ст.94) ; — Такое уведомление направляет начальник места содержания подозреваемого.

— о направлении дознавателем уведомления о подозрении лица в совершении преступления, причем прокурору направляется копия этого уведомления (ч.3 ст.223.1); — о неотложном производстве ряда следственных действий (осмотра жилища, обыска и выемки в жилище, личного обыска, а также наложения ареста на имущество, указанного в ч.1 ст.104.1 УК), ограничивающих конституционные права граждан (ч.5 ст.165), а также об отмене ареста корреспонденции (ч.6 ст.185); — о приостановлении предварительного следствия (ч.2 ст.208); — о возобновлении предварительного следствия (ч.3 ст.211); — о прекращении уголовного дела (ч.1 ст.213); 11) разрешать отводы, заявленные участниками процесса дознавателю, а также его самоотводы (п.9 ч.2 ст.37); 12) отстранять дознавателя от дальнейшего производства расследования, если им допущено нарушение требований настоящего Кодекса (п.10 ч.2 ст.37); 13) передавать уголовное дело от одного органа предварительного расследования другому (за исключением передачи уголовного дела в системе одного органа предварительного расследования) в соответствии с правилами подследственности, установленными ст.151 (п.12 ч.2 ст.37); 14) давать письменные указания о передаче уголовных дел, обычно подследственных органам дознания (п.1 ч.3 ст.150), для производства предварительного следствия (ч.4 ст.150); 15) давать письменные указания органам дознания о производстве дознания по уголовным делам об иных (помимо тех, что указаны в п.1 ч.3 ст.150) преступлениях небольшой и средней тяжести (п.2 ч.3 ст.150).

Данное полномочие, на наш взгляд, следует толковать ограничительно, ибо прокурор не наделен правом давать следователю указания о передаче дела дознавателю. Указания прокурора следователю предусмотрены законом только для трех случаев: а) когда он требует от органов дознания и следственных органов устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания или предварительного следствия (п.3 ч.2 ст.37); б) при возвращении прокурором уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия с целью устранения выявленных недостатков проведенного расследования (п.2 ч.1 ст.221); в) при разрешении прокурором спора о подследственности (ч.8 ст.151).

  1. Ни о нарушениях законодательства, ни об устранении выявленных недостатков здесь речи не идет; спор о подследственности в данном случае также отсутствует, поскольку имеется в виду лишь дискреционное полномочие прокурора определять форму предварительного расследования.
  2. Таким образом, реализовать свое право перераспределять в пользу органов дознания производство расследования по уголовным делам об «иных преступлениях небольшой и средней тяжести» прокурор практически может (в отсутствие споров о подследственности), если только дело еще не находится в производстве следователя, а именно: а) при вынесении прокурором мотивированного постановления о направлении материалов в орган дознания для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства (п.2 ч.2 ст.37); б) по окончании производства органом дознания неотложных следственных действий по делам, по которым производство предварительного следствия в другом случае являлось бы обязательным (ст.157).

Однако и это невозможно, когда дознание должно производиться следователями Следственного комитета при прокуратуре РФ по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных всей ч.3 ст.150, совершенных лицами, указанными в подп. «б» и «в» пункта 1 ч.2 ст.151 (п.7 ч.3 ст.151); 16) изымать любое уголовное дело у органа предварительного расследования федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти) и передавать его следователю Следственного комитета при прокуратуре РФ с обязательным указанием оснований такой передачи (п.12 ч.2 ст.37).

Представляется, что с учетом перераспределения полномочий по руководству предварительным следствием в пользу руководителей следственных подразделений основаниями такой передачи могут теперь служить лишь нарушения, подпадающие под действие прокурорского надзора (предметом которого является законность, но не целесообразность действий следователя) за соблюдением закона: грубые нарушения следователем органа предварительного расследования федерального органа исполнительной власти правовых норм; отказ следователя от выполнения требований прокурора об устранении нарушений законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия, и т.п.

Может показаться, что данное полномочие в определенной степени вступает в противоречие с другим способом прокурорского реагирования, предусмотренным частью 6 комментируемой статьи, когда при несогласии руководителя СО либо следователя с требованиями прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе предварительного следствия, прокурор вправе обратиться с требованием об устранении указанных нарушений к руководителям вышестоящих СО, а в случае их отказа — к Генеральному прокурору РФ, решение которого является окончательным.

Однако обращает на себя внимание, что в ч.6 данной статьи говорится именно о праве прокурора обращаться с требованиями об устранении нарушений закона по инстанции. На наш взгляд, это означает, что прокурор в зависимости от конкретной обстановки может избирать любой способ реагирования на нарушения права, предоставленный ему законом, как то: обжаловать действия следователя вышестоящему руководству, либо не утвердить обвинительное заключение и дать следователю указания о производстве дополнительного расследования с учетом требований прокурора о соблюдении закона, либо, наконец, изъять уголовное дело у органа предварительного расследования федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти) и передать его следователю Следственного комитета при прокуратуре РФ; 17) установив, что следователь нарушил требования ч.5 ст.109 Кодекса, а предельный срок содержания обвиняемого под стражей истек, отменять данную меру пресечения (ч.2 ст.221); 18) давать дознавателю согласие ходатайствовать перед судом о переводе лица, содержащегося под стражей, в психиатрический стационар (ч.1 ст.435); 19) признавать недопустимыми доказательства, полученные с нарушением требований УПК и федеральных законов (ч.ч.2, 3 ст.88).

См. пункт 2 коммент. к ст.88; 20) принимать решение о направлении уголовного дела вышестоящему прокурору для утверждения обвинительного заключения, если оно подсудно вышестоящему суду (п.3 ч.1 ст.221); 21) принимать предусмотренные гл.18 УПК меры по реабилитации лица в случаях прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным п.п.1 и 2 ч.1 ст.24 и п.1 ч.1 ст.27 (ч.2 ст.212); 22) вносить надзорные представления о пересмотре вступивших в законную силу приговора, определения, постановления суда (ст.402); 23) возбуждать производство ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств (ст.415); 24) рассматривать жалобы на действия дознавателя и следователя (ст.124).4.

В порядке осуществления уголовного преследования у прокурора сохранились следующие полномочия: 1) выносить мотивированное постановление о направлении соответствующих материалов в следственный орган или орган дознания для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства (п.2 ч.2 ст.37); 2) признав отказ следователя в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, выносить мотивированное постановление о направлении соответствующих материалов руководителю СО для решения вопроса об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела (ч.6 ст.148); 3) признав постановление органа дознания, дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, отменить его и направить соответствующее постановление начальнику органа дознания со своими указаниями (ч.6 ст.148); 4) давать дознавателю письменные указания о направлении расследования, производстве процессуальных действий.

При этом указания прокурора даются теперь не органу дознания, а непосредственно дознавателю. Обращает на себя внимание и тот факт, что в отличие от прежней редакции данной статьи в числе полномочий прокурора в УПК больше не названо право давать указания органам дознания о проведении оперативно-розыскных мероприятий (п.4 ч.2 ст.37).

В то же время ч.3 ст.7 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» сохраняет норму о возможности дачи прокурором органу дознания письменных указаний о проведении оперативно-розыскных мероприятий по уголовным делам, находящимся в его производстве. Полагаем, что приоритет принадлежит регулированию, содержащемуся в УПК РФ, поскольку он больше не предусматривает принятия прокурором уголовных дел к своему производству.

Прокурор также вправе давать письменные указания о производстве дознания по уголовным делам об иных преступлениях небольшой и средней тяжести сверх тех, которые отнесены законом к подследственности дознания п.1 ч.3 ст.150 (п.2 ч.3 ст.150); 5) давать согласие на неуведомление родственников подозреваемого о его задержании при необходимости сохранения в интересах предварительного расследования в тайне факта задержания (ч.4 ст.96).

  1. Следует сказать, что данное полномочие звучит определенным диссонансом с точки зрения идеи разделения функций расследования (следствия) и прокурорского надзора.
  2. Надзор, субъектом которого до утверждения обвинительного заключения является прокурор, по определению должен стремиться к тому, чтобы быть максимально беспристрастным, поэтому ему не следует руководствоваться интересами предварительного расследования, т.е.

в данном контексте — интересами стороны уголовного преследования. Названное полномочие более уместно при проведении расследования в форме дознания; 6) изымать любое уголовное дело у органа дознания и передавать его следователю с обязательным указанием оснований такой передачи (п.11 ч.2 ст.37).

Обычно такая необходимость обусловлена невозможностью окончания дознания в установленный ст.223 УПК срок либо повышенной сложностью или важностью дела, когда передача его следователю будет способствовать повышению качества и эффективности расследования. Передача дела следователю может быть также связана с тем, что дознание проводится по значительному количеству преступлений, а число дознавателей в отдельных районах невелико.

Однако необходимость в передаче может возникать и в случае, если дело, подследственное следователю, фактически расследуется органом дознания и прокурор восстанавливает законный порядок, передавая его следователю. В последнем случае речь идет о выполнении прокурором надзорной функции.

Необходимо указать на коллизию законодательных норм, касающихся рассматриваемого прокурорского полномочия. Так, ФЗ от 6 июня 2007 г. N 90-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» в п.8 ч.2 ст.37 УПК было решено внести изменение — закрепить за прокурором право изымать для передачи следователю любое уголовное дело не только у органа дознания, но и непосредственно у дознавателя.

Однако в официальный текст УПК данное изменение не попало, хотя формально и не было никем отменено. Дело в том, что более ранним ФЗ от 5 июня 2007 г. N 87-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» была дана новая редакция ст.37, в которой пункт, относящийся к изъятию дела у органа дознания, был представлен уже не под номером 8, а под номером 11; изменение же, касающееся изъятия прокурором дела не только у органа дознания, но и у дознавателя, вообще отсутствовало.

Более поздним ФЗ от 6 июня 2007 г. N 90-ФЗ это изменение было ошибочно внесено по-прежнему в п.8 ст.37, в котором после изменений, произведенных ФЗ от 5 июня 2007 г. N 87-ФЗ, речь уже шла о совершенно другом полномочии прокурора (а именно о его праве участвовать в судебных заседаниях при рассмотрении вопросов об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу).

Здесь правоприменитель сталкивается с чрезвычайно редким случаем, когда ему дозволительно обращаться к коррекционному (исправляющему) толкованию правовой нормы, которая не может применяться ввиду очевидной технической ошибки законодателя. Несмотря на то что ФЗ от 6 июня 2007 г.

N 90-ФЗ имеет приоритет над ФЗ от 5 июня 2007 г. N 87-ФЗ как более поздний правовой акт, он по существу вносит изменение в несуществующее уже в данном месте (пункте) закона положение, а потому в этой части не может применяться. Следовательно, полномочие прокурора изымать дело непосредственно у дознавателя в настоящий момент применено быть не может.

Очевидно, законодатель должен исправить указанную неточность, внеся в п.2 ст.1 ФЗ от 6 июня 2007 г. N 90-ФЗ соответствующее исправление (заменить слова «пункт 8» на «пункт 11»). Надо сказать, что сама по себе возможность изымать дело сразу у дознавателя, минуя орган дознания, в некоторых ситуациях может быть важна для прокурора — например, когда передача дела на месте, непосредственно от дознавателя к следователю вызвана неотложной необходимостью, а орган дознания территориально удален и переписка с ним займет слишком много времени; 7) утверждать постановление дознавателя о прекращении производства по уголовному делу (п.13 ч.2 ст.37).

Это полномочие введено ФЗ от 5 июня 2007 г. N 87-ФЗ. Имеет место неопределенность в вопросе о том, распространяется ли указанное полномочие прокурора на прекращение дела по всем основаниям или лишь по основаниям, предусмотренным ст. ст.25, 28, 427 УПК. В трех названных случаях закон специально требует согласия прокурора на прекращение дела дознавателем.

Согласно п.41.1 ст.5 согласие — это в том числе разрешение на принятие процессуального решения. Такое разрешение равнозначно утверждению постановления. Представляется, что ФЗ от 5 июня 2007 г. лишь привел в соответствие содержание ст.37 со ст. ст.25, 28, 427.

  • Поэтому распространение этих специальных правил на все остальные случаи прекращения дела было бы неоправданным.
  • Кроме того, в соответствии с ч.1 ст.214 прокурор, признав постановление дознавателя о прекращении уголовного дела или уголовного преследования незаконным или необоснованным, отменяет его и возобновляет производство по уголовному делу.

Если бы прокурор до этого утверждал всякое постановление дознавателя о прекращении дела, то его полномочие по отмене ранее утвержденного им же постановления означало бы право отменять свои собственные решения. Однако это не согласуется с п.6 ч.2 ст.37, по смыслу которого отменять незаконные или необоснованные постановления нижестоящего прокурора может только вышестоящий прокурор.

Если же предположить, что постановление дознавателя о прекращении производства по уголовному делу утверждает один прокурор (например, районный), а отменять может другой, вышестоящий (субъекта Федерации или его заместитель), то нагрузка на вышестоящих прокуроров по проверке материалов уголовных дел и принятию решений окажется слишком велика и они вряд ли смогут практически реализовать подобное полномочие.

Таким образом, данную норму следует толковать ограничительно: полномочие прокурора по утверждению постановления дознавателя о прекращении производства по уголовному делу распространяется лишь на те случаи, когда получение согласия прокурора прямо предусмотрено в норме, устанавливающей условия прекращения дела по тому или иному основанию.

Именно такое указание содержит п.20 Приказа Генерального прокурора РФ от 6 сентября 2007 г. N 137 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов дознания» ; — См.: http://genproc.gov.ru/ru/documents/orders/print.shtml?item_id=65.8) утверждать обвинительное заключение или обвинительный акт по уголовному делу (п.14 ч.2 ст.37, п.1 ч.1 ст.221); 9) возвращать уголовное дело дознавателю, следователю со своими письменными указаниями о производстве дополнительного расследования, об изменении объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или для пересоставления обвинительного заключения или обвинительного акта и устранения выявленных недостатков (п.15 ч.2 ст.37, п.2 ч.1 ст.221).

См. коммент. к ст.221; 10) вносить через Генеральную прокуратуру РФ запрос о производстве на территории иностранного государства допроса, осмотра, выемки, обыска, судебной экспертизы или иных процессуальных действий, предусмотренных УПК РФ, органами иностранного государства в соответствии с международным договором РФ, международным соглашением или на основе принципа взаимности (ч.1 ст.453); 11) исполнять переданные в установленном порядке запросы о производстве процессуальных действий, поступившие от соответствующих компетентных органов и должностных лиц иностранных государств, в соответствии с международными договорами РФ, международными соглашениями или на основе принципа взаимности (ч.1 ст.457).

  • См. коммент.
  • К ст.457; 12) принимать решения по вопросу о направлении материалов возбужденного и расследуемого уголовного дела о совершении преступления на территории РФ иностранным гражданином, впоследствии оказавшимся за ее пределами, и невозможности производства процессуальных действий с его участием на территории РФ в компетентные органы иностранного государства для осуществления уголовного преследования.

Это полномочие принадлежит только Генеральной прокуратуре РФ (ст.458). См. коммент. к ст.458; 13) принимать решения по запросам компетентных органов иностранных государств об уголовном преследовании граждан РФ, совершивших преступление на территории иностранного государства и возвратившихся в РФ.

Это также прерогатива лишь Генеральной прокуратуры РФ (ч.1 ст.459). См. коммент. к ст.459; 14) принимать решения о направлении в соответствующий компетентный орган иностранного государства запроса о выдаче лица, находящегося на территории данного государства. Данное полномочие осуществляется лишь Генеральной прокуратурой РФ (ч.3 ст.460).

См. коммент. к ст.460; 15) принимать решения по запросам о выдаче иностранного гражданина или лица без гражданства, находящихся на территории Российской Федерации, обвиняемых в совершении преступления или осужденных судом иностранного государства. Правом решать этот вопрос обладает лишь Генеральный прокурор РФ или его заместитель (ч.ч.4, 7 ст.462, ст.465); 16) направлять в суд материалы, подтверждающие законность и обоснованность решения о выдаче лица в случае обжалования в суд этого решения (ч.3 ст.463); 17) принимать решения по вопросу об избрании меры пресечения в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, в целях обеспечения возможности выдачи лица при получении от иностранного государства запроса о выдаче лица, если при этом не представлено решение судебного органа об избрании в отношении данного лица меры пресечения в виде заключения под стражу (ч.1 ст.466).

См. коммент. к ст.466; 18) подвергать лицо, в отношении которого поступил запрос о выдаче, домашнему аресту или заключить его под стражу без подтверждения указанного решения судом РФ, если к запросу прилагается решение судебного органа иностранного государства о заключении лица под стражу (ч.2 ст.466); 19) направлять уголовное дело в суд после утверждения обвинительного заключения (акта); вручать копии обвинительного заключения (акта) с приложениями обвиняемому, а также защитнику и потерпевшему, если они ходатайствуют об этом (ст.

ст.222, 226); 20) поддерживать государственное обвинение и быть субъектом доказывания (ч.1 ст.86) в ходе судебного производства по уголовному делу (ч.3 ст.37). Следует отметить, что по буквальному смыслу ч.5 комментируемой статьи полномочия прокурора выполняются в уголовном судопроизводстве лишь прокурорами района, города, их заместителями, приравненными к ним прокурорами и вышестоящими прокурорами.

В то же время согласно п.31 ст.5 УПК понятие прокурора в уголовном процессе охватывает: Генерального прокурора РФ и подчиненных ему прокуроров, их заместителей и иных должностных лиц органов прокуратуры, участвующих в уголовном судопроизводстве и наделенных соответствующими полномочиями федеральным законом о прокуратуре.

Однако в ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» в настоящий момент не содержится какого-либо перечня должностных лиц органов прокуратуры, наделенных полномочиями именно для участия в уголовном судопроизводстве. Таким образом, если исходить из буквального толкования названных норм, помощники прокуроров всех уровней не могут осуществлять полномочия, предусмотренные комментируемой статьей, в том числе и поддерживать государственное обвинение в суде.

То же самое следует сказать и о прокурорах отделов и управлений, начальниках отделов прокуратур городов и районов. Поэтому ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» нуждается в безотлагательном дополнении его перечнем должностных лиц органов прокуратуры, наделенных полномочиями для участия в уголовном судопроизводстве; 21) вступать в уголовное дело частного обвинения (ч.4 ст.318).

Согласно ч.4 ст.321 государственный обвинитель поддерживает обвинение в судебном заседании только тогда, когда следователь, а также с согласия прокурора дознаватель возбуждают уголовное дело о любом преступлении, указанном в ч.ч.2 и 3 ст.20, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы.

Исходя из этого, можно прийти к выводу, что под вступлением прокурора в дело частного обвинения следует считать не возбуждение им такого дела, а лишь поддержание им государственного обвинения в суде в названных выше случаях; 22) вносить апелляционные и кассационные представления на не вступившие в законную силу решения судов первой и апелляционной инстанций (ст.354); 23) продлевать срок дознания (ст.223); 24) продлевать срок проверки дознавателем сообщения о преступлении до 30 суток при необходимости проведения документальных проверок или ревизий (ч.3 ст.144); 25) согласно п.3 ч.5 ст.439 УПК прокурор сохранил право прекратить уголовное дело при рассмотрении постановления следователя о направлении дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера.5.

В п.12 ч.1 ст.448 сохранилось полномочие прокурора субъекта РФ возбуждать уголовное дело в отношении члена избирательной комиссии, комиссии референдума с правом решающего голоса. В то же время уголовные дела в отношении члена Центральной избирательной комиссии Российской Федерации с правом решающего голоса, председателя избирательной комиссии субъекта Российской Федерации возбуждаются председателем Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации (в ред.

ФЗ от 4 июля 2003 г. N 94-ФЗ и ФЗ от 5 июня 2007 г. N 87-ФЗ). Такое расхождение вряд ли может быть объяснено какими-либо рациональными причинами и, по-видимому, является результатом технической ошибки законодателя, однако для его устранения требуется изменение закона. Читать подробнее: Статья 37 УПК РФ.

Прокурор
Читать в источнике